Материалы для студентов→ Курсовая работа /

СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА

Скачать файл
Добавил: fafnir
Размер: 236.13 KB
Добавлен: 30.04.2015
Просмотров: 1997
Закачек: 4
Формат: rtf

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧЕРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО

                              ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

                                   КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И

ЛИЧНОСТЬ ПРЕСТУПНИКА

                                                                   Курсовая работа

                                                                                      студента 2 курса12 группы

                                                                                  юридического факультета

                                                                          Максимова Дениса

Эдуардовича

                                                                                      Научный руководитель

                                                                                       ст. преподаватель

                         Маслов Александр                                                            Евгеньевич

Воронеж 2010

Содержание:

1. Введение…………………………………………………………………….3

ГЛАВА 1.

2. Понятие и признаки субъекта  преступления....….….……………...........4

3. Возраст привлечения к уголовной ответственности…………..………....8

4. Понятие вменяемости…………………………….……………………….10

5. Медицинский критерий вменяемости………..……………………..........14

6. Юридический критерий вменяемости......………………………………..18

7. Ограничения вменяемости………………………………………………...19

ГЛАВА 2.

8.Субъект преступления и личность преступника ………………………....24

9.Формирование личности……………………………………………………27

10.Заключение…………………………………………………………………30

11. Список использованной литературы…………………………………….33

  Введение

В своей курсовой работе я попытаюсь раскрыть понятие субъекта преступления, какими признаками оно обладает, а также раскрыть эти признаки. Исторически первым законодательным актом, давшим понятие  преступления, явилась Декларация прав человека и гражданина, принятая в 1789 г. во Франции. Её ст. 5 по существу характеризовала материально-содержательное свойство любого правонарушения, а именно его вредность для общества. Без преступления невозможно представить существование всей науки уголовного права, так как с помощью него дается ответ на то, какие деяния являются незаконными, какие условия должны быть, чтобы признать деяние преступлением, а лицо совершившее это деяние – преступником, какие преступные действия более опасные для общества, какие менее. На это понятие опирается законодатель, устанавливая санкции за различные виды преступлений. На данном этапе развития нашего государства, когда мы стремимся стать частью цивилизованного демократического мира, необходима перестройка всей правовой системы в целом, а уголовного права в частности, и нужно чтобы «уголовное  право», было защитником граждан, а не было слепым карательным орудия государства, а для этого понятие преступления, как ключевая категория уголовного права, должно быть конкретным, основанным на принципах справедливости и равенства всех перед законом.

Глава 1.

1. Понятие и признаки субъекта преступления

Для решения вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности необходимо соблюдение требований ст. 8 УК РФ об обязательном наличии всех необходимых признаков состава преступления, а также ст. 19 УК РФ, характеризующей субъект преступления.1

Субъект преступления входит в число обязательных элементов состава преступления.

В теории уголовного права институт субъекта преступления в целом достаточно разработан. Субъект преступления – это лицо, совершившее запрещенное уголовным законом деяние и способное в соответствии с законодательством нести за него уголовную ответственность.

Отсутствие в деянии признаков субъекта преступления указывает на отсутствие в действиях виновного состава преступления.

Для того, чтобы признать лицо субъектом преступления, необходимо установить, что именно это лицо совершило преступление. Лицо считается совершившим преступление, если оно лично, собственными силами осуществило общественно опасное деяние, образующее состав определенного вида преступления. Субъектом преступления признаются как исполнители, так и все другие соучастники преступления (организаторы, подстрекатели, пособники). Субъекты преступления – это не только лица, совершившие оконченные преступления, но и те лица, которые виновны в приготовлении и покушении на преступление.2

Понятие субъекта преступления предполагает выяснение широкого круга вопросов, выражающихся в установлении его правовых признаков. С уголовно-правовой точки зрения субъект преступления – это лицо, совершившее преступление и обладающее указанными в законе признаками.

Анализ отечественного уголовного законодательства позволяет сделать вывод о том, что законодатели на протяжении всей истории России постоянно обращались к уголовно-правовым нормам, определяющим признаки субъекта преступления. При этом перечень преступных деяний постоянно менялся, а вопросы, связанные с уголовной ответственностью и наказанием субъекта преступления детализировались и уточнялись на различных этапах развития государства, исходя из задач, стоящих перед ним в области борьбы с преступностью.3

Из ст. 19 УК РФ следует, что субъект преступления должен обладать следующими признаками:

-субъектом преступления может быть только физическое лицо;

-лицо должно быть вменяемым;

-лицо должно достичь установленного уголовным законом возраста уголовной ответственности.

Субъектом преступления может быть только физическое лицо. Данное положение вытекает из уголовного законодательства РФ. Из содержания ст. 11, 12 и 13 УК РФ следует, что действие УК РФ распространяется на граждан Российской Федерации, лиц без гражданства, иностранных лиц (ст. 11-13 УК РФ). Например, если спущенная с цепи собака покусала человека, то может возникнуть вопрос о гражданско-правовой или административной ответственности хозяина собаки, а не самой собаки, а при наличии злого умысла со стороны хозяина – об его уголовной ответственности за причинение телесных повреждений. Собака не может быть признана субъектом преступления.4

Дипломатические представители и иные лица, пользующиеся иммунитетом, в случае совершения ими преступления в России, несут ответственность в соответствие с нормами международного права (ч. 4 ст. 11 УК РФ). Однако иммунитет указанных лиц от уголовного преследования не означает, что в случае нарушения ими уголовно-правовых норм, они не являются субъектами преступлений. В этом случае имеет место лишь освобождение от уголовной ответственности по не реабилитирующим основаниям.5

Юридические лица (предприятия, фирмы, организации) не являются субъектом преступления и не могут нести уголовную ответственность, это же относится к неодушевлённым предметам и животным, поскольку уголовный закон связывает ответственность со способностью лица, совершившего преступление, отдавать отчёт в своих действиях и руководить ими, а такой способностью обладают только люди. При привлечении к уголовной ответственности юридических лиц цели наказания (исправление осуждённого и предупреждение совершения им новых преступлений) оказались бы недостижимыми, поскольку уголовное наказание призвано воздействовать лишь на людей.6

На сегодняшний день данная проблема является дискуссионной. Многие авторы склоняются к тому, чтобы по ряду составов преступлений привлекались к уголовной ответственности и юридические лица. Данные ученые руководствуются принципом целесообразности. Примером уголовно-правовых деяний, за которые могут быть привлечены юридические лица к уголовной ответственности, называются экологические преступления, преступления в сфере экономической деятельности, преступления против общественной безопасности и преступления против мира и безопасности человечества.7

2. Возраст привлечения к уголовной ответственности

Минимальный возраст, по достижении которого возможно привлечение лица к уголовной ответственности, издавна служил инструментом уголовной политики государства. Впервые установленный Воинскими артикулами Петра I (1715 г.) в 7 лет, он на протяжении всей последующей истории постоянно менялся в широких пределах. Так, в эпоху военного коммунизма он был установлен в 17 лет, в Руководящих началах по уголовному праву РСФСР (1919 г.) – 18 лет, в первом советском уголовном кодексе (1922 г.) – 14 лет. Постановление ВЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 года «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних» устанавливало уголовную ответственность за ряд тяжких умышленных преступлений начиная с 12 лет.8

Как видно, законодателем не всегда принималось во внимание установленное медициной соответствие уровня психического развития и социального окружения несовершеннолетнего (прежде всего питания, бытовых условий, образования).

Субъектом преступления, как уже отмечалось выше, может быть признано лицо, достигшее ко времени совершения преступления возраста, установленного законом.

Достижение определенного возраста – одно из необходимых условий привлечения лица к уголовной ответственности. Малолетние лица не могут быть субъектами преступления, так как не имеют возможности в силу своего возраста в достаточной мере отдавать себе отчет в своих действиях и руководить своими поступками.

В основе определение возраста, при достижении которого лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, находится уровень сознания несовершеннолетнего, его способность означать происходящее и в соответствии с этим осмысленно действовать. Поэтому малолетние, еще не обладающие такой способностью, не признаются субъектами права.

Уголовный кодекс РФ дифференцированно подходит к возрасту, при достижении которого несовершеннолетний может быть признан субъектом преступления, напрямую указывая на два возрастных признака субъекта.

Согласно новому УК уголовной ответственности за большинство преступлений подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста (ч. 1 ст. 20 УК РФ). А за преступления, указанные в ч. 2 ст. 20 УК РФ – с 14 лет. К таким преступлениям относятся: убийство (ст. 105 УК РФ), изнасилование (ст. 131 УК РФ), кража (ст. 158 УК РФ), грабеж (ст. 161 УК РФ), разбой (ст. 162 УК РФ), вымогательство (ст. 163 УК РФ), терроризм (ст. 205 УК РФ) и другие – всего двадцать видов составов. Все указанные преступления являются умышленными. Установление уменьшенного возраста привлечения к уголовной ответственности вызвано тем, что опасность этих преступлений уже должна быть очевидна и доступна пониманию подростка.9

Определяя возраст несовершеннолетнего, суд обязан точно установить число, месяц и год рождения, прибегая в необходимых случаях к помощи судебно-медицинской экспертизы. При этом подросток считается достигшим установленного возраста, исходя из предлагаемого экспертизой минимального возраста, а если дата рождения известна точно – на другой день после дня рождения. Если экспертами будет назван только год рождения, то днём рождения следует считать последний день названного года.10

Проявлением принципов справедливости и гуманизма (ст.ст. 6 и 7 УК РФ) следует считать норму, согласно которой не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетний, достигший установленного возраста, но вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством, во время совершения общественно опасного деяния не мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими (ч.3 ст. 20 УК РФ).11

Третий возрастной признак субъекта – 18 лет. Такой вывод позволяет сделать то, что субъектами ряда преступлений, связанных с особым характером совершаемых деяний, могут быть только совершеннолетние лица. Например, субъектами вовлечения несовершеннолетних в преступную или иную антиобщественную деятельность (ст.ст. 150, 151 УК РФ), уклонения от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ).

                                  4. Понятие вменяемости

Субъектом преступления может быть только вменяемое лицо. Вменяемость наряду с достижением установленного возраста выступает в качестве условия уголовной ответственности и является одним из общих признаков субъекта преступления.

Вменяемость есть предпосылка вины и уголовной ответственности, т.к. лицо, способное осознавать фактический и юридический характер своего поведения и руководить им, способно нести уголовную ответственность, целью которой является  исправление виновного12

.

Вменяемость (от слова «вменять», в смысле «вменять в вину») – в широком, общеупотребительном значении этого слова означает способность нести ответственность перед законом за свои действия.

В уголовном праве данное понятие употребляется в более узком, специальном смысле, как антитеза понятию «невменяемость». Именно этим последним понятием оперирует уголовный закон. Ч. 1 ст. 21 УК РФ гласит: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, т.е. не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими вследствие хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия или иного болезненного состояния психики».

Понятие вменяемости в различных интерпретациях дается в юридической литературе при отсутствии его определения в уголовном законе. В. С. Орлов, например, рассматривает вменяемость как одно из неотъемлемых свойств человека, без которого последний не может быть признан субъектом преступления при совершении какого-либо общественно опасного деяния13

.

Более емко определяют вменяемость как признак субъекта преступления Ю.М. Антонян и С.В. Бородин, которые рассматривают ее как психическое состояние лица, заключающееся в его способности при определенном развитии, социализации, возрасте и состоянии психического здоровья во время совершения преступления отдавать отчет себе в своих действиях и руководить ими, а в дальнейшем в связи с этим нести уголовную ответственность и наказание14

.

Исходя из анализа понятий вменяемости в юридической литературе, можно с полной определенностью говорить, что, являясь одним из неотъемлемых и важных свойств человека, вменяемость по отношению к невменяемости — более широкое и более емкое понятие, которое требует своего дальнейшего изучения и уточнения. Так, вменяемым может быть признан и не только психически здоровый человек, но и лицо, имеющее какие-либо психические расстройства, однако дающие ему возможность в момент совершения преступления осознанно и правильно оценивать свои действия в той или иной конкретной обстановке или ситуации. В данном случае речь идет о психических заболеваниях или расстройствах, которые, как отмечается в литературе, а также в судебно-психиатрической и судебно-следственной практике, не устраняют способности лица осознавать свои преступные действия и руководить ими15Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — С.107.

.

Таким образом, именно способность понимать фактическую сторону и социальную значимость своих поступков и при этом сознательно руководить своими действиями отличает вменяемого человека от невменяемого. Преступление совершается под воздействием целого комплекса внешних обстоятельств, играющих роль причин и условий преступного поведения. Но ни одно из них не воздействует на человека, минуя его сознание. Будучи мыслящим существом, человек с нормальной психикой способен оценивать обстоятельства, в которых он действует, и с их учетом выбирать вариант поведения, соответствующий его целям. Видя в этом основание для вменения в вину человеку общественно опасного деяния, уголовное право основывается на известных положениях философии о том, что лишь люди, способные познать действительность и ее объективные закономерности, могут действовать свободно.

Невменяемый не может нести уголовную ответственность за свои объективно опасные для общества поступки прежде всего потому, что в них не участвовали его сознание и (или) воля. Общественно опасные деяния психически больных обусловлены их болезненным состоянием. Какой бы тяжелый вред обществу они ни причинили, у общества нет оснований для вменения этого вреда им в вину. Применение наказания к невменяемым было бы несправедливым и нецелесообразным еще и потому, что по отношению к ним недостижимы цели уголовного наказания – исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений.

К лицам, совершившим общественно опасные деяния в состоянии невменяемости, по назначению суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера в случаях, когда психические расстройства связаны с возможностью причинения этими лицами иного существенного вреда либо с опасностью для себя или других лиц. Это особые меры, которые не являются наказанием, а имеют целью излечение указанных лиц или улучшение их психического состояния, а также предупреждение совершения ими новых деяний, предусмотренных статьями Особенной части Уголовного Кодекса. Виды принудительных мер медицинского характера, а также основания и порядок их применения регулируются уголовно-исполнительным законодательством.

Ст. 21 УК РФ, формулируя понятие невменяемости, исходит из двух критериев – юридического (иначе называемого психологическим) и медицинского, совокупность которых означает отсутствие необходимой предпосылки для установления вины и привлечения к уголовной  ответственности16

.

Не всякий страдающий психическим расстройством является невменяемым. Расстройство психической деятельности может быть различным по своей тяжести. Лишь когда оно достигло такой степени, что человек вследствие этого не осознает значения своих действий или не может руководить ими, только тогда можно считать его невменяемым17

.

По определению суда к лицам, признанным невменяемыми, могут    быть применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные действующим законодательством (ст. 99 УК):

амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра;принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа;принудительное лечение в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением18.

                     5. Медицинский критерий вменяемости

Некоторые психические расстройства, связанные со зрительными или слуховыми галлюцинациями, бредовыми идеями, например манией преследования, не позволяют больному правильно воспринимать окружающую действительность. Так, при алкогольных психозах, белой горячке могут возникнуть зрительные галлюцинации в виде каких-либо животных, насекомых, чудовищ или враждебно настроенных людей. Такое искаженное восприятие действительности может вызвать акты неожиданной агрессии в отношении оказавшихся поблизости людей, совершение поджогов или иного истребления имущества. Бред ревности или преследования, вызванный болезненным состоянием, может привести лицо к совершению тяжких насильственных преступлений. При их совершении лицо может либо неадекватно оценивать действительность, а иногда и не понимать фактический характер своих действий (т. е. возможность причинения вреда кому-либо), либо понимать фактический характер своих противоправных действий, но не осознавать их социального значения.

Так, Н., совершив убийство незнакомого ему человека, пришел в милицию и заявил об убийстве. При этом он объяснил, что убитый изобрел странное взрывное устройство и собирался взорвать город. Свои действия Н. расценивал как необходимые для спасения населения города. Проведенная судебно-психиатрическая экспертиза установила, что Н. болен шизофренией и что он действовал в бредовом состоянии. Н. был признан невменяемым и направлен на стационарное лечение19рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – С.157.

.

Медицинский критерий невменяемости в ст. 21 Уголовного Кодекса представляет собой обобщенный перечень психических расстройств, включающих четыре их вида: 1) хроническое психическое расстройство; 2) временное психическое расстройство; 3) слабоумие; 4) иное болезненное состояние психики.

Этими категориями охватываются все известные науке болезненные расстройства психики. Из содержания медицинского критерия следует, что неболезненные расстройства психической деятельности не должны исключать вменяемость. Примером временного неболезненного изменения психики может служить состояние аффекта (сильного душевного волнения). Сильная, бурно развивающаяся эмоция гнева, ярости, страха может явиться внутренней побудительной силой преступления. У человека в таком состоянии сужено сознание и ограничены возможности руководить своими действиями. Однако физиологический аффект не является болезненным расстройством психики, поэтому не служит критерием невменяемости. Совершение преступления в состоянии аффекта учитывается лишь как признак привилегированных составов убийства и причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (ст. 107, 113 УК).

Для наличия медицинского критерия достаточно одного из упомянутых видов психических расстройств.

Под хроническим психическим расстройством понимается психическое болезненное состояние, носящее постоянный, длительный, непрерывный и трудноизлечимый характер. К таким расстройствам относятся: шизофрения, эпилепсия, прогрессивный паралич, атеросклеротический и старческий психозы, энцефалические психозы, инфекционные психозы с затяжным течением. Протекание данных болезненных состояний может прерываться ремиссией, т.е. частичным улучшением психического состояния. Однако, ремиссия не означает полного выздоровления и, следовательно, не исключает невменяемости20

.

В судебно-психиатрической практике хронические психические расстройства наиболее часто выступают в качестве медицинского критерия невменяемости. Это касается в первую очередь шизофрении.

Временное психическое расстройство – заболевание, протекающие относительно недолго и могущие заканчиваться выздоровлением больного. К ним относятся: белая горячка, алкогольный психоз, патологическое опьянение (отличие от опьянения физиологического), патологический аффект, которые вызываются, как правило, тяжёлыми психологическими потрясениями21

.

Временные расстройства психики в судебно-психиатрической практике встречаются реже, чем хронические. Особенно редко приходится сталкиваться с исключительными состояниями. Из их числа только патологическое опьянение заслуживает более подробной характеристики в связи с уголовно-правовой оценкой алкогольного опьянения вообще.

Слабоумие, иначе называемое олигофренией, не является болезненным состоянием психики. Это умственное недоразвитие, которое может быть генетически переданным или благоприобретенным22Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.152.

.

По степени поражения умственной деятельности различаются три формы олигофрении: легкая (дебильность), средняя (имбецильность) и тяжелая (идиотия). Приобретенное слабоумие (деменция), которое характеризуется снижением или полным распадом прежде нормальной мыслительной деятельности, оценивается обычно в связи с вызвавшим его основным психическим заболеванием.

Иное болезненное состояние психики – это такое расстройство психической деятельности болезненного характера, которое не подпадает под признаки названных трех категорий. Сюда могут быть отнесены наиболее тяжелые формы психопатии, аномалии психики у глухонемых, последствия черепно-мозговой травмы (травматическая энцефалопатия) и др.

Отнесение психического расстройства к той или иной категории из числа названных не имеет самостоятельного значения для вывода о невменяемости субъекта. Соответствующий вывод может быть сделан только при условии, что данное болезненное изменение психики привело к невозможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Поскольку этот вывод имеет юридическое значение, последний критерий и называют юридическим.

Установление медицинского критерия невменяемости требует исследования характера заболевания, что невозможно без специальных познаний. Поэтому в качестве эксперта может выступить только врач-психиатр. Однако и для установления юридического критерия также необходима экспертиза, потому что вывод о его наличии или отсутствии в каждом случае обосновывается с помощью клинических психиатрических данных. В этом проявляется тесная связь обоих критериев невменяемости.

                6. Юридический критерий невменяемости

Юридический критерий определяет суд, когда даёт оценку лицу, совершившему общественно опасное деяние, как не способному осознавать характер своих действий и руководит ими. При этом свои выводы суд основывает намедицинском критерии невменяемости (акт судебно-психиатрической экспертизы).

Непосредственно отражая юридически значимые свойства психических расстройств, юридический критерий подводит всё многообразие психопатологических проявлений к единому знаменателю и делает этот клинический по содержанию материал сопоставимым с правовыми понятиями и пригодным для решения правовых задач. При помощи юридического критерия судебно-психиатрические термины «переводятся» на язык права, понятный судебным органам.

Юридический критерий невменяемости заключается в отсутствии у лица способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) – это интеллектуальный момент, либо руководить своими поступками – волевой момент.

Интеллектуальный признак рассматривается как способность лица в момент совершения преступления сознавать фактический характер и общественную опасность совершаемых действий (бездействия), а волевой признак юридического критерия – как способность лица во время совершения преступного деяния руководить своими действиями, т. е. способность руководить своей волей по своему внутреннему убеждению и желанию. Вместе с тем в формулу вменяемости не включается эмоциональный признак – но должен учитываться в обязательном порядке при установлении данного состояния лица при совершении им преступления23

.

Содержание интеллектуального момента невменяемости свидетельствует о том, что лицо не понимает опасности своего поведения  для общества. Расстройство интеллекта, как правило, вызывает и расстройство воли – лицо не может руководить своими поступками. Однако бывают случаи, когда лицо отдаёт лицо в своих действиях, то есть осознаёт характер своего поведения, но в силу болезненного состояния не может руководить своими действиями. Например, такие состояния возникают у людей, страдающих наркоманией в период наркотического голодания. Лицо хорошо осознаёт преступность своего поведения при хищении или вымогательстве наркотических средств, но при этом не способно сдержать себя вследствие глубокого поражения сферы воли, вызванного наркотической зависимостью.

Для признания лица невменяемым требуется наличие одного из признаков юридического критерия в сочетании с медицинским критерием24

.

Таким образом, современная формула невменяемости предусматривает согласованного применения юридического и медицинского критериев при решении вопроса о невменяемости.

                   7. Ограниченная вменяемость

Ст. 22 УК РФ регулирует вопрос об ответственности лиц с психическими аномалиями, не исключающими вменяемости:

«1. Вменяемое лицо, которое во время совершения преступления в силу психического расстройства не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности.

2. Психическое расстройство, не исключающее вменяемости, учитывается судом при назначении наказания и может служить основанием для назначения принудительных мер медицинского характера».

Еще на ранних этапах развития общей и судебной психиатрии было замечено, что нет резкой границы между душевной болезнью и полным психическим здоровьем. Для оценки промежуточных состояний в прошлом веке была предложена концепция уменьшенной вменяемости. Эта концепция не получила широкой поддержки. Российское уголовное право  в советский период не признавало понятия уменьшенной вменяемости. Оно исходило из того, что вменяемость не может иметь степеней. Лицо, совершившее общественно опасное деяние, признается либо вменяемым (тогда оно является субъектом преступления), либо невменяемым (тогда оно субъектом преступления быть не может). Именно потому, что вменяемость выступает в качестве признака субъекта преступления, понятие уменьшенной вменяемости рассматривалось как неудачное. Действительно, никто не может быть субъектом преступления частично, в уменьшенном размере.

Однако дискуссии среди юристов и психиатров о целесообразности введения в законодательство понятия уменьшенной (ограниченной) вменяемости никогда не прекращались. Это можно объяснить, во-первых, тем, что современное законодательство Франции, ФРГ, Швейцарии, Польши и ряда других стран Европы признает в той или иной формулировке концепцию уменьшенной вменяемости; во вторых, успехами психиатрии в изучении так называемых пограничных состояний и аномалий психического развития, не достигающих уровня психического заболевания (различные формы психопатии, неврозы, остаточные явления черепно-мозговых травм, алкоголизм, наркомания, токсикомания и т.д.).

В юридической науке справедливо отмечалось, что лица с неполноценной психикой не могут быть в области уголовной ответственности приравнены к психически здоровым. Тем более что психические аномалии, не исключающие вменяемости, во многих случаях выступают в качестве условия, способствующего преступлению. Проблема актуализировалась в последние десятилетия в связи с ростом числа психических аномалий в обществе в целом и особенно числа правонарушений, совершаемых такими лицами. До 30-40% лиц, прошедших судебно-психиатрическую экспертизу и признанных вменяемыми, страдают различными формами нервно-психической патологии25

.

Из современных положений уголовного законодательства РФ (ст. 22 УК) вытекает следующее. Во-первых, закон не признает промежуточного состояния между вменяемостью и невменяемостью. Во-вторых, признанное вменяемым лицо, которое во время совершения преступления не могло в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, подлежит уголовной ответственности. В-третьих, наличие у виновного психических аномалий, не исключающих вменяемости, «учитывается судом при назначении наказания». В-четвертых, психическое расстройство, не исключающее вменяемости, может служить основанием для применения принудительных мер медицинского характера.

Ст. 22 УК РФ не использует термины «уменьшенная вменяемость» или «ограниченная вменяемость». Формулировка ч. 2 ст. 22 УК РФ такова, что из нее не следует вывод об обязательном смягчении наказания лицам с психическими аномалиями. По-видимому, не случайно среди смягчающих обстоятельств, перечисленных в ст. 61 УК РФ, данное обстоятельство не упомянуто. При оценке конкретного деяния, совершенного лицом, имеющим аномалии психики, необходимо учитывать, имелась ли причинная связь между этими аномалиями и совершенным преступлением. И только в тех случаях, когда психические аномалии являлись решающим звеном в общей цепи причинной связи, приводимой к совершению преступления и наступлению преступного результата, наказание виновному может быть смягчено. Хотя поведение человека и не определяется патологическими чертами его личности, но такие черты могут быть условиями, способствующими и его преступному поведению.

Это подтверждается специальными исследованиями. Учет психических аномалий представляет серьезные трудности для суда.

Не менее важно учитывать и этиологию психической аномалии. Следует ли смягчать наказание, если данная психическая аномалия являлась результатом какой-либо антиобщественной привычки или аморальности поведения лица (пристрастие к алкоголю, наркомании и т.п.)? Думается, что отрицательный ответ здесь очевиден. Это подтверждено и изучением судебной практики.

Очевидно, что формулировку ст. 22 УК РФ «учитывается судом» следует понимать не как «суд должен учесть», а как «суд может учесть». Учет судом какого-либо обстоятельства не обязательно означает смягчение или усиление наказания (индивидуализация наказания «по вертикали»), но и выбор наиболее рациональной меры уголовно-правового воздействия среди более или менее равных (индивидуализация «по горизонтали»). Можно предположить, что дальнейшее развитие уголовного законодательства приведет к созданию специальных видов наказаний, ориентированных на лиц с психическими и физическими аномалиями. Пока же суд руководствуется общим перечнем видов наказаний. Индивидуальный подход при этом может выражаться только в мере наказания. Единственное существенное отличие – это возможность применения к лицам с психическими аномалиями наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Содержание этих мер раскрывается в ч. 2 ст. 99 УК РФ: «Лицам, осужденным за преступления, совершенные в состоянии вменяемости, но нуждающимся в лечении от алкоголизма, наркомании либо в лечении психических расстройств, не исключающих вменяемости, суд наряду с наказанием может назначить принудительную меру медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра». В соответствии с ч. 8 ст. 74 УИК РФ указанные лица отбывают наказание в лечебных исправительных учреждениях26

.

                                       ГЛАВА 2.

8. Субъект преступления и личность преступника

В Уголовном кодексе наряду с понятием «лицо» достаточно широко употребляется другое понятие – «личность виновного» (ст. 47, 55, 60). В этой связи необходимо проводить различие между названными правовыми терминами.

Лицо как понятие, приравненное к понятию «субъект преступления», имеет формализованное содержание, установленное в ст. 19 УК. Личность виновного не имеет зафиксированного в законе содержания, и определение соответствующего понятия опирается на правоприменительную оценку. Оценка личности виновного основывается на определении «плохо-хорошо», где в большей мере учитываются его социальные, а также психофизические характеристики (хороший семьянин, сдержан в эмоциях и т.п.).

Оценка личности виновного влияет только на назначение наказания и порядок его отбывания, а констатация признаков субъекта преступления – на квалификацию деяния и возможность применения к лицу мер медицинского воздействия.27

Уголовное законодательство обязывает работников органов правосудия во всех случаях изучать личность преступника. Каждое преступление совершается конкретным человеком и выражает его волю; взгляды, стремления, привычки. Нельзя раскрыть сущность преступления, не анализируя личность того, кто его совершил. Уголовный закон, не забывает, что эти лица должны и могут быть исправлены, возвращены к честной трудовой жизни. Но найти эффективные средства и способы воздействия на лиц, совершивших преступления, пути и средства предупреждения новых преступлений можно только при глубоком изучении всего того; что характеризует преступника как социального индивида, как личность,

Личность преступника имеет важное значение для индивидуализации наказания, решения вопросов об освобождении от уголовной ответственности, при условном осуждении, условно-досрочном освобождении от наказания и других случаях. Поскольку для решения этих вопросов уголовное право не может ограничиться традиционным понятием «субъект преступления», возникает необходимость выяснить соотношение понятий «субъект преступления» и «личность преступника».

Субъект преступления и личность преступника не совпадающие понятия. Субъект преступления – понятие правовое. Признаки, характеризующие субъекта преступления (вменяемость, возраст), являются признаками состава преступления. Только при наличии этих признаков в совокупности с другими необходимыми признаками состава преступления лицо может привлекаться к уголовной ответственности в случае совершения предусмотренного уголовным законом деяния, то есть может рассматриваться как преступник. Но уголовная ответственность должна быть строго индивидуализирована. Решить эту задачу можно лишь на основе тщательного изучения признаков, характеризующих личность преступника.

Оба рассматриваемые понятия взаимосвязаны. Личность преступника включает в себя в числе прочих те признаки, которые согласно закона характеризуют субъект преступления: физическую сущность лица как человеческого индивида, его возраст и психическую способность ко вменению, а также некоторые особые признаки, в силу которых лицо может рассматриваться как специальный субъект. Кроме того, личность преступника включает многие другие признаки индивида, не связанные с его правовой характеристикой как субъекта преступления.

Криминология, изучающая в широком плане личность преступника, выделяет в структуре личности три группы признаков:

-социально-демографические и уголовно-правовые;

-социальные роли и отношения в различных сферах общественной жизни;

-нравственно-психологические качества и ценностные ориентации.

К социально-демографическим признакам относятся: пол, возраст, образование, социальное происхождение, семейное положение, принадлежность к городскому или сельскому населению и некоторые другие данные (материальное положение, жилищные условия, взаимоотношения в семье ит. п.).

К уголовно-правовым признакам относятся данные о характере совершенного преступления, его мотивах, единоличном или групповом совершении, прошлой судимости или о фактическом рецидиве и т. п.

Социальные роли – это присущие данному человеку функции, отношения и типичные формы поведения, обусловленные его положением в обществе, его принадлежностью к определенной социальной группе (является ли он квалифицированным рабочим или начинающим учеником, руководителем или рядовым работником, холостяком или главой семьи и т. д.).

К нравственно-психологическим признакам относятся: отношение человека к социальным и моральным ценностям общества, уровень патриотизма, отношение к труду, семье. Личность характеризуют и ее социальные потребности (читает ли человек литературу, участвует ли в общественной работе и т. п.), и особенности интеллектуальных, эмоциональных, волевых свойств (уровень умственного развития, объем знаний, жизненный опыт и т. д.).

Таким образом, личность преступника не укладывается в рамки субъекта преступления. Но, с другой стороны, о личности преступника можно говорить лишь применительно к вменяемому лицу, достигшему определенного возраста и совершившему преступление, т. е. к тому, кто по закону является субъектом преступления.

                                        9.Формирование личности

Вместе с тем, в ходе дискуссий о социальном и биологическом компонентах в генезисе преступного поведения ученые сходились во мнении о том, что целый ряд биологических характеристик (пол, возраст, особенности нервной системы, аномалии психики и др.) играют определенную роль при совершении преступлений лишь, будучи опосредованными социальными факторами. Безусловно, социальная среда – важнейший фактор формирования личности, однако в последнее время не отрицается и то, что биологически обусловленные особенности человека совместно с социальными условиями обуславливают совершение преступлений. Ведь конкретное преступление всегда совершается конкретным человеком и выражает его волю, взгляды, стремления, привычки, потребности и т.д.

Понятно, что без учета этих особенностей личности преступника, преступного поведения нельзя правильно оценить причиненный комплекс преступности в целом, отдельных ее видов и конкретного преступного акта.

Изучение личности преступника, "почерка" индивидуального преступного поведения позволяет найти и общие криминологические закономерности, определяющие характер и другие показатели преступности и разрабатывать меры противодействия ей.

В настоящее время проблема личности преступника приобретает особую актуальность и значимость в связи с тем, что в последние годы:

- во-первых, наблюдается количественный рост лиц, совершающих преступления;

- во-вторых, преступления все чаще носят агрессивный оттенок, т.е. несут в себе отпечаток жестокости, озлобленности и особой дерзости, а это связано с личностными качествами;

- в третьих, наблюдается вливание в преступную среду людей из нетрадиционных социальных групп населения, из которых преступниками раньше люди становились очень редко.

В каком же смысле следует говорить о личности преступника? Это человек, просто совершивший преступление, или же это человек, чьи личностные качества, являясь результатом как непосредственных, так и опосредованных влияний окружающей социальной действительности нашли свое выражение в совершенном преступном акте?

С точки зрения уголовного права, преступник – это физическое, вменяемое, достигшее определенного возраста, лицо, виновно совершившее общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. Такая совокупность признаков образует содержание понятия "субъект преступления". Именно это уголовно-правовое понятие обычно имеется в виду, когда употребляется термин "личность преступника". В таком (широком) смысле личность преступника – это личность любого человека, совершившего уголовно наказуемое деяние. Иными словами, личность преступника в широком смысле слова – это уголовно-правовое понятие. Как же следует понимать личность преступника в узком смысле, т.е. как криминологическое понятие.

Необходимо учесть, что, во-первых, уголовно-правовое и криминологическое понятие личности не совпадают по объему содержания, во-вторых, уголовно-правовое понятие личности преступника объединяет всех лиц, совершивших уголовно наказуемое деяние, в – третьих, криминология стремиться определить специфическую для преступников систему личностных свойств, выявить различия между личностью преступника и личностью законопослушного члена общества. Подобная специфическая для преступника совокупность свойств и представляет собой содержание понятия " личность преступника" в криминологическом (узком) смысле.

Многие криминологи эту систему специфических свойств личности преступника именуют антиобщественной установкой, асоциальным типом личности, асоциальной направленностью, дефектным правосознанием и т.п.

В основе такого суждения лежит предположение, что сам факт совершения преступления определенным лицом является необходимым и достаточным подтверждением существования принципиальных различий между личностью виновного и личностью гражданина с правомерным поведением.

Например, Лейкина Н.С. отмечает, что "наличие антиобщественных взглядов, отрицательных черт и их проявление в соответствующей ситуации в виде преступления характерно для всех преступников".

Вместе с тем, известно, что преступность включает в себя самые разные преступления (убийство, грабежи, изнасилования, обман потребителей, хищения, нарушение правил безопасности и др.), значит, и понятие личности преступника в познавательном смысле должно объединять всех лиц, совершивших преступление, в том числе и совершивших криминальные деяния по неосторожности.

Личность преступника отличается от других людей общественной опасностью, степень которой определяется глубиной деформации ее нравственно-психологических свойств и качеств. Общественно-опасная личность формируется до совершения преступления. Именно осознание, устойчивое отношение в обществе, ценностные ориентации и мотивации поведения, взгляды, убеждения и идеалы составляют направленность личности.

Но не следует считать, что стойкие антиобщественные взгляды и ориентации присущи всем без исключения лицам, совершившим преступления. О такой стойкости могут свидетельствовать неоднократное негативное, социально-порицаемое поведение, которое называют еще "отклоняющимся" (от нормы), которое не обязательно должно быть преступным.

Представляемая собой индивидуальную форму бытия общественных отношений, личность преступника аккумулирует в себе их негативные стороны, что, естественно, не означает, что эта личность испытывает лишь отрицательные влияния.

Исходя из вышесказанного, личность преступника можно определить как личность человека, виновно совершившего преступление вследствие присущих ему антиобщественных взглядов, отрицательного отношения к общественным интересам и выбора общественно опасного пути для реализации своего замысла или направления необходимой активности в предотвращении преступного результата.

Следует отметить, что какой-либо заранее данной "личности преступника" не существует. О личности преступника можно говорить с момента совершения им преступления до момента отбытия им уголовного наказания (хотя существуют и другие точки зрения).

.

Заключение

   Из всего вышесказанного хотелось бы подвести некоторый итог:        Преступление следует отличать от других правонарушений . Разграничение преступлений и иных правонарушений (гражданско-правовых, административных, дисциплинарных) проводится по объекту посягательства, степени вредоносности, характеру противоправности и правовым последствиям совершения.

     Объектами преступлений, в отличие от других правонарушений, могут выступать основы конституционного строя, мир и безопасность человечества, общественная безопасность и др. Иные правонарушения на такие объекты не посягают.

     Преступление отличается от прочих правонарушений степенью вредоносности. В преступлении последняя достигает такой степени, что мы должны говорить об опасности деяния для общества, т. е. общественной опасности, а не просто "вредности".

     Преступление обладает уголовной противоправностью, т. е. нарушает нормы, закрепленные в уголовном законе. Другие правонарушения этим признаком не обладают. Административные правонарушения, дисциплинарные проступки, гражданско-правовые деликты представляют собой нарушения иных нормативных актов, включая подзаконные.

       Характер юридической ответственности за совершение преступления и за совершение других правонарушений различен. Только уголовная ответственность связана с применением к виновному наказания и наличием судимости как определенного правового последствия совершения преступления. Даже при внешней схожести некоторых санкций (например, штраф применяется в административном праве как вид административного взыскания и в уголовном праве как вид наказания) уголовная ответственность, связанная с осуждением виновного лица от имени всего государства, с судимостью и другими обстоятельствами.

     Итак преступление - это всегда виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания, преступное деяние при этом выражается в форме действия либо бездействия. Преступное действиепредставляет собой активную форму человеческого поведения. Это означает, что виновный не ожидает естественного течения событий, а непосредственно сам (по своей инициативе или по инициативе другого лица) вмешивается в их развитие с тем, чтобы достичь желаемых для него последствий.Преступное бездействие – пассивная форма преступного деяния, состоящая в неисполнении субъектом возложенной на него правовой обязанности к активному поведению при наличии реальной возможности ее выполнить. Также преступное деяние может выражаться в форме посредственного причинения вреда. Т.е.сознательного использования в качестве орудия совершения преступления поступков других лиц – малолетних, психически больных и других лиц не подлежащих уголовной ответственности.

Если криминология – это наука о природе, причинах преступности и мерах ее предупреждения, то и изучение личности преступника как более частный по отношению к ней проблемы осуществляется в тех же целях. Следовательно, типология личности преступника должна подчиняться общей криминологической задаче, т.е. она должна изучаться для того, чтобы знать причины и механизмы преступного поведения в целях его предупреждения.

В основу криминологической типологии личности можно положить субъективные, внутренние причины преступного поведения. Это не означает игнорирования иных, внешних социальных факторов, способствующих совершению преступлений. Но коль скоро речь идет о личности преступника, нужна типология именно личности, а не упомянутых факторов.

Достижения современной психологии свидетельствуют о том, что основным стимулом человеческой деятельности является мотив. Именно в нем отражено то, ради чего совершаются деяния, в чем личностный смысл для субъекта. В мотиве опредмечиваются, конкретизируются потребности, которые изменяются и обогащаются вместе с изменением и расширением круга объектов, служащих их удовлетворению. Деятельность человека обычно полимотивирована, т.е. определяется рядом мотивов, но они не равнозначны. Одни из них являются ведущими, основными, другие выступают в роли дополнительных. Образно говоря, личность больше всего отражена в мотиве, а поэтому справедливо утверждение, что она такова, каков мотив его поведения.

Список использованной литературы:

I. Нормативный материал

Уголовный кодекс Российской Федерации. – М, 1996.

II. Специальная литература

1. Бюллетень Верховного Суда РФ. – 1996. - №7.

2. Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2000. - №9.

3. Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явления и понятия

   в уголовном праве. – Владивосток, 1997.

4. Комментарий к Уголовному кодексу РФ с постатейными материалами и

   судебной практикой / Под ред. С.И. Никулина. – М., 2002.

5. Марцев С.Н. Общественная вредность и общественная опасность

   преступления // Правоведение. – 2001. - №4.

6. Михеев Р.И. Посредственное исполнение. – М, 1996.

7. Преступления и наказания в РФ. / Под ред. А.Л. Цветинович. – М., 1997.

8. Российское уголовное право. Общая часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева. –

   М., 1997.

9. Селезнев М. Умысел как форма вины // Российская юстиция.- 1997. - №3.

10. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. - М., 1994.

11. Уголовное право РФ / Под ред. С.В. Здравомыслова. – М., 1999.

12. Российское уголовное право. Общая часть/ Под ред. Л. В. Иногамедовой- Хегай, В. С. Комиссарова, А.И. Рарога. – М., 2008.

13.Руководство по основным направлениям предупреждения преступлений // Советская юстиция. 1993. №№ 2, 3, 5, 6.

14.Криминология. Учебник. - М., 1995.

15.Криминология и профилактика преступлений. Примерная программа для образовательных учреждений МВД России. - М., МЦПОиКНИ при ГУК МВД России, 1998.

16.ЧетвериковB.C. Криминология. Учебное пособие - М : ИНФРА-М, 1996.

  1. См.: Российское уголовное право / Под ред. А.И. Рарога. В 2-х т. Т. 1. М., 2001. С. 210.
  2. См.: Мельниченко А.Б., Радачинский С.Н. Уголовное право. Общая и Особенная части. М., 2002. С. 70.
  3. См.: Павлов В.Г. Субъект преступления в уголовном законодательстве РСФСР (1917-1996) // Правоведение. 1998. № 1. С. 106.
  4. См.: Общая часть уголовного права / Под ред. И. Ветрова. М., 1996. С. 34.
  5. См.: Наумов А. Иммунитет в уголовном праве // Уголовное право. 1998. № 2. С. 28.
  6. См.: Уголовное право России. Общая часть / Под ред. Б.В. Здравомыслова. М., 2001. С. 204.
  7. См.: Уголовное право. Практический курс/ Под общей ред. А.Г. Сапрунова / Под научной ред. А.В. Наумова. М., 2003. С. 44.
  8. См.: Павлов В.Г. Субъект преступления в уголовном законодательстве РСФСР (1917-1996) // Правоведение. 1998. № 1. С. 99-100.
  9. См.: Павлов В.Г. Субъект преступления в уголовном законодательстве РСФСР (1917-1996) // Правоведение. 1998. № 1. С. 99.
  10. См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» // Сборник постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. М., 2004. С. 109.
  11. См.: Кибальник А., Соломоненко И. Юридические оплошности действующего уголовного закона // Российская юстиция. 2004. № 6. С. 17.
  12. Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.151.
  13. Орлов В. С. Субъект преступления по советскому уголовному праву. – М., 1958. – С.26.
  14. Антонян Ю. М., Бородин С  В. Преступность и психические аномалии. – М., 1987. – С. 123-124.
  15. Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.151.
  16. Курс уголовного права. Т. 1: Общая часть. Учение о преступлении / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой и к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – С.167.
  17. Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и рук. авторского коллектива – д.ю.н., проф. А.Н. Игнатов и д.ю.н., проф. Ю.А. Красиков. – М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999. – С.158.
  18. Уголовное право России: Учебник для вузов. В 2-х томах. Т. 1. Общая часть / Отв. ред. и
  19. Уголовное право РФ: В 2т. Т.1: Общая часть: Учебник / Под ред. проф. Л.В. Иногамовой-Хегай. – М.: ИНФРА-М, 2002. – С.152.
  20. Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России: Учебник. Общая и Особенная части. / 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Брандес», 2002. – С.41.
  21. Павлов В. Г. Субъект преступления. — СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001. — С.111.
  22. Миньковский Г.М., Магомедов А.А., Ревин В.П. Уголовное право России: Учебник. Общая и Особенная части. / 2-е изд., перераб. и доп. – М.: «Брандес», 2002. – С.42.
  23. Судебная психиатрия / Под ред. Б.В.Шостаковича. – М., 1997. – С.91.
  24. Курс уголовного права. Т.1: Общая часть. Учение о преступлении. / Под ред. д.ю.н., проф. Н.Ф. Кузнецовой, к.ю.н., доцента М.М. Тяжковой. – М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. – С.174.
  25. См.: Российское уголовное право / Под ред. А.И. Рарога. В 2-х т. Т. 1. М., 2001. С. 212.