Материалы для студентов→ Курсовая работа /

Источники права

Скачать файл
Добавил: fafnir
Размер: 105.62 KB
Добавлен: 29.04.2015
Просмотров: 13528
Закачек: 31
Формат: docx
2

высшего профессионального образования

при президенте Российской Федерации»

Северо-Западный институт управления

Направление подготовки: Юриспруденция

Кафедра: теории и истории права и государства

Курсовая работа

на тему:

«Источники права»

Автор работы:

студент 1 курса 212 потока

заочной формы обучения

Попонин Дмитрий Валерьевич

________________________

Руководитель работы:

доктор юридических наук, доцент

Смирнова Марина Геннадьевна

Оценка _________________________

________________________

«____» _______________ 20 ___ г.

Санкт-Петербург

2013 г.

Оглавление

Введение3

Глава 1. Понятие и признаки источников права4

Глава 2. Источники права в Российской Федерации14

2.1. Основные принципы системы источников права в РФ14

2.2. Виды источников права в Российской Федерации20

Заключение43

Библиографический список48

Введение

В теории права много спорных и неоднозначных понятий, к их числу относится и понятие «источник права». Несмотря на древний возраст этого понятия, ни в науке, ни в юридической практике не достигнуто единство точек зрения относительно того, что понимать под источником права. В связи с этим актуальность данной темы очевидна.

Целью данной работы является рассмотрение и раскрытие сущности такого юридического понятия, как «источник права».

Для достижения цели были поставлены и решены следующие задачи:

1)раскрыта сущность понятия источника права;

2)определены признаки, характеризующие источники права;

3)рассмотрены и проанализированы основные виды источников права.

Работа включает в себя введение, основную часть, состоящую из двух разделов, заключение и список литературы.

Во введении обоснована актуальность выбора темы, поставлены цель и задачи исследования, охарактеризованы источники информации.

Первый раздел рассматривает и раскрывает сущность понятия источника права и признаков, характеризующие источники права. Во втором разделе рассмотрены и проанализированы основные виды источников права.

По результатам исследования сделаны выводы о достижении поставленной цели.

Источниками информации для написания данной работы по теме «Источники права» послужили базовая учебная литература, справочная литература и прочие актуальные источники информации, а также электронные справочники и ресурсы.

Глава 1. Понятие и признаки источников права

Формирование понятийного аппарата отечественной науки общей теории права функционально зависит от того, какое значение придается тому или иному слову в русском языке. Слово «источник» имеет в русском языке множество значений.

Одно из значений слова источник в русском языке  это «вообще всякое начало или основание», «откуда исходит что-нибудь». В качестве такой основы права ряд ученых признают материальные условия жизни общества, систему экономико-хозяйственных связей (материальный аспект понятия источник права).

Второе значение слова «источник» связано с «силой, из которой что-либо исходит». В этой связи, целый ряд авторов в качестве силы, творящей право, признавали творческую силу Бога (Фома Аквинский, Иосиф Волоцкий и др.), другие мыслители видели в этой силе волю народа (Руссо, Радищев), государственную волю (Н.Г. Александров, А.Ф. Шебанов и др.). Целый ряд авторов в качестве силы, творящей право, признают правосознание, юридические доктрины, господствующую правовую идеологию. Отсюда сложилось употребление понятие «источника права в идеологическом смысле».

Встречается еще и третье значение слова «источник» в русском языке. Это «письменный памятник, документ, на основе которого строится научное исследование». В этом смысле большинство ученых говорят о правовых памятниках, которые когда-то имели значение действующих юридических актов. На исследовании этих памятников мы строим свои знания о правовых системах прошлого («Законы Хаммурапи», «Русская Правда» и др.). В данном значении понятия речь идет об источниках познания права.

Именно из этого, третьего значения слова источник возможно формирование специально-юридического значения искомого понятия «источник права». Если источник  это определенный документ, то источник права  это определенный правовой документ-акт. Причем не все правовые документы следует относить к источникам права, а только те, которые связаны с основной характеристикой права как нормативного регулятора общественных отношений. Следовательно, к источникам права могут быть отнесены только те правовые документы, которые имеют нормативное значение, в которых закрепляются общеобязательные правила поведения (правовые нормы).

Формы такого рода закреплений, как показывает практика, могут быть различны: сформулированы в общем виде, абстрактно на основе властного решения, либо на примере разрешения конкретного дела судом, которому придается общеобязательное значение при разрешении всех последующих аналогичных дел нижестоящими судами, либо сформулированы в результате договорной практики правотворческих органов, а могут быть просто санкционированы государством и т.д. В этой связи, следует говорить о формировании круга правовых документов, которые следует рассматривать в качестве источников права (нормативный акт, судебный прецедент, нормативный договор, правовой обычай и др.)

Таким образом, через определение документальной характеристики источника следует главным образом раскрывать специально-юридический (формальный) аспект понятия «источник права».

Большинство ученых, и среди них специалисты отраслевых юридических наук, полагают, что понятия «источник права» и «форма права» могут иметь тождественное значение, если под источником права подразумевать только специально-юридический (формальный) аспект. В этом смысле в научной и учебной литературе употребляется словосочетание источник (форма) права.

Таким образом, источник права в специально-юридическом (формальном) смысле  официально принятые в данном государстве способы и формы возведения в закон государственной воли, рассчитанной на неоднократное применение.1

.

О.В. Мартышин дает аналогичное определение источника права. Он пишет: «Источник права - это, как правило, сложившийся или определенный государством способ оформления веления, содержащегося в норме права».2

Думается, что это определение, акцентирующее внимание на способах и формах внешнего выражения государственной воли, достаточно точно раскрывает процесс и результаты правотворчества. «Способы возведения в закон государственной воли» показывают многообразие и социальную обусловленность правотворчества, а «формы» раскрывают его воплощение и закрепление в системе юридических документов, выступающих носителями правовых норм.

На наш взгляд, предложенные понимания источника права не противоречит его определению как внешней формы объективизации, выражения права или закрепления нормативной государственной воли3

. Оно позволяет акцентировать внимание на правотворческом характере источника права и юридическом выражении его в системе официальных документов. Все это позволяет выделить и подвергнуть анализу основные признаки источника права. К ним относится:

а) правотворческая значимость источника права;

б) содержание в виде юридически оформленной государственной воли;

в) государственная обязательность и гарантированность;

г) особая юридическая форма;

д) установление основ, начал правового регулирования в определенных сферах общественной жизни.

Правотворческое значение источника права определяется тем, что он либо создается в процессе специальной правотворческой деятельности, либо его практическое значение выражается в установлении норм права, созданных в особом порядке. В первом случае источники права в виде нормативных актов, договоров проходят особую процедуру разработки и принятия, наделяются при этом официальной юридической силой, производной от компетенции субъектов правотворчества. Правотворческая работа здесь осуществляется целенаправленно, особыми органами и в особом порядке. Результатом правотворчества является установление, изменение или отмена каких-либо правовых норм. Именно в этом смысле Н.Г. Александров называл источником права «вид деятельности государства, заключающийся в установлении юридических норм или в признании юридическими иных социальных норм»4

. Показателем правотворческого характера источника права является также использование приемов и средств законодательной техники, обеспечивающей разработку и формулирование норм права. Во втором случае правовая доктрина, обычаи, юридическая практика, религиозные догматы могут приобретать правотворческое значение после их санкционирования органами государственной власти. В науке выделяется несколько способов санкционирования социальных норм:законодательный,правоприменительный,ведомственный,прямой и опосредованный,«молчаливый»и т.д.5

Основной смысл государственного санкционирования норм, созданных субъектами, не обладающими правотворческими полномочиями, состоит в том, что в результате этого происходит «возведение в закон», то есть наделение юридической силой правил общественного поведения, которые до этого не обладали свойством государственной обязательности. Особым правотворческим характером могут обладать такие явления юридической практики, как правоположение, прецедент, деловое обыкновение, которые санкционируются в качестве общеобязательных высшими правоприменительными органами и «молчаливо» признаются легитимными со стороны субъектов конституционного контроля и законодательных органов. Они приобретают правотворческий статус не за счет процедуры их создания или компетенции субъектов, а в результате фактического выполнения функций источников права, основанного на общеизвестности, авторитетности, практической и юридической значимости. В целом же правотворческое значение источника права определяется его содержанием, раскрывающемся в нормативных велениях общего характера, рассчитанных на неоднократное применение и опирающихся на авторитет власти и государственное принуждение. В связи с этим в правовой науке принято выделять такие признаки правотворческой значимости источников права, как: неконкретность адресата; возможность неоднократного применения; сохранение действия предписания независимо от его исполнения6

.

Данные свойства позволяют отграничивать нормативные акты от индивидуальных, а также от общих актов руководства партийного, политического или организационного характера. Поэтому, определяя правотворческую значимость источника права, наряду с его неперсонифицированностью, общим характером и неоднократностью действия, важно помнить, что он вносит новый элемент в правовое регулирование и является юридическим критерием правильности и законности правового порядка.

Источник права есть официальная форма выражения и закрепления государственной воли. В зависимости от исторического типа государства и права и особенностей объективно сложившегося в данном обществе политического режима государственная воля может быть представлена либо в виде системы коренных и принципиальных интересов экономически и политически господствующего класса, а в определенные периоды даже одного лица (диктатора, деспота), либо как сложное выражение политической борьбы и сотрудничества классов, социальных слоев, участвующих в политике и правотворческой деятельности.7

Поэтому государственная воля, содержащаяся в источниках права, всегда отражает достаточно сложный политизированный результат диктатуры или правотворческого компромисса, получивший свое выражение в наиболее важных, основных источниках права (конституционное законодательство, кодексы и т.д.) и конкретизированный в подзаконном текущем законодательстве и других ведомственных и локальных правовых актах.

Государственная воля, воплощенная в системе источников права, имеет свое социальное и юридическое содержание. С токи зрения социальной, в ней представлены юридически выраженные и защищенные интересы классов, наций, народностей, социальных групп в основных социальных сферах их жизнедеятельности. Это наиболее значимые социальные интересы в области экономики, политики, культуры, быта и т.д., принявшие форму юридических мотивов и воплотившиеся в правовых номах, составляющих юридическое содержание законов, указов, постановлений и т.д. Правовые нормы (нормативные предписания общего характера) составляют специфически юридическую форму бытия государственной воли в отличие от государственной идеологии, политики, морали и других нормативных регуляторов. В них государственная воля приобретает обезличенный, формально-определенный и гарантированный возможностью государственного принуждения характер, поэтому государственную волю в праве целесообразно называть правотворческой или юридически оформленной для точности смыслового употребления термина.

Важным признаком источника права является его государственная обязательность и гарантированность. В этом смысле источник права представляет собой не просто «емкость», «резервуар», наполненный нормами права, а юридический документ, обладающий свойством длящейся во времени государственной обязательности и служащий основанием для применения мер государственного принуждения. Это правовой акт, содержащий в себе дозволения, запреты, позитивные обязывания, несоблюдение которых влечет своеобразное «включение» механизма правоохранительной деятельности. При этом юридическая процедура осуществления охраны права от нарушения предполагает и основывается на указании конкретного источника права, его статей, норм, которые нарушены субъектами. Ссылка на определенный источник права всегда обязательна и сообщает черты законности и легитимности применяемого государственного принуждения. В этом смысле юридическая ответственность и содержащиеся в ней меры государственного принуждения основываются на источниках права как нормативной почве своего бытия. Без источников права любые меры государственного принуждения незаконны и нелегитимны.

Источники права характеризуются специфической формой своего выражения. В связи с этим в науке справедливо отмечается, что форма организует своеобразную юридическую материю, само содержание права, воплощая его в юридических структурах8

.

Содержание права зависит от государственной воли, но юридическую силу это содержание получает лишь с момента облечения его в соответствующую форму9

. На наш взгляд, категория формы  для  понимания природы источника права является основополагающей.

Право в целом можно рассматривать как особую форму общественных отношений, наряду с экономической, политической, нравственной формами. Но применительно к источникам права речь идет о формах объектирования юридических норм, служащих признанием их обязательности10

, или формах внешнего выражения и закрепления права. В этом смысле исторически право получает свое выражение и закрепление в правовых обычаях, прецедентах, «праве юристов», т.е. правовой доктрине, нормативных актах, юридических договорах и т.д.

Целесообразно, на наш взгляд, сделать исследовательский акцент на понятиях «выражение» и «закрепление» норм права в его источниках. Думается, что они несут различную смысловую нагрузку. Право может выражаться в определенных источниках в результате правотворческой работы компетентных органов государства и в процессе спонтанного правообразования. Последнее обстоятельство характерно для формирования обычаев, со временем становящихся юридическими, правовых доктрин, религиозных догм, нормативных прецедентов юридической практики (правоположение, прецеденты), деловых обыкновений. Для подобных источников права вначале характерно языковое или символическое выражение во вне спонтанно формируемых правил, которые со временем могут приобрести юридически закрепленные формы. Процесс постепенного формирования правовых требований, таким образом, предполагает их первичную внешнюю объективизацию как своеобразного «протоправа», не получившего еще вида юридически оформленного источника.11

Справедливо отмечал П.Л. Карасевич, что «право на первых ступенях развития народов принимает другую форму, более доступную для понимания простых людей. Эта форма заключается в чувственных, осязательных для всех образах, в физических, реальных знаках, поражающих воображение и бросающихся в глаза».12

Действительно, правовая символика - одно из выразительнейших средств формирования юридического долженствования. Аналогично через убедительные и аргументированные языковые средства правовая доктрина в виде научно-практических комментариев к законам и кодексам может получать вначале свое публичное выражение, а со временем закрепляться в нормативных актах. В свою очередь, осмысление полезности и целесообразности некоторых религиозных норм или выработанных юридической и деловой практикой типичных образцов служебной деятельности приобретает вначале письменное или правосознанческое выражение, а впоследствии может закрепляться в источниках права. Все это свидетельствует, что объектированное выражение протоправовых требований довольно часто предшествует их закреплению в качестве содержания источников права.

«Закрепление» правовых норм в источниках права сопровождается их юридической формализацией, использованием средств законодательной техники и официальным характером самой деятельности по формулированию их содержания и внешней формы. Оно осуществляется путем государственного санкционирования или правотворческой деятельности и внешне воплощается в специальном наименовании источника права: закон, кодекс, указ, постановление и т.д. По своей сути, факт закрепления правовых норм в определенных источниках означает наделение их юридической силой и статусом официального документа, служащего нормативной основой для регулирования общественных отношений. Как отмечал С.Л. Зивс, «норма права не существует и не может существовать вне источника права - оболочки бытия правовой нормы»13

. Поэтому закрепление в качестве источника права каких-либо правил общественного поведения увенчивает правотворческую процедуру их формулирования и делает именно юридическими формами права. В этом как раз и наблюдается смысловое совпадение понятий «форма» и «источник» права.

Важным признаком источников права являются юридические последствия их установления, введения в действие в виде закрепления основ, начал типичного правового регулирования в определенных сферах общественной жизни. Это означает, что источник права «монополизирует» за собой регулирование особой сферы общественной жизни и целенаправленно воздействует на строго определенные виды общественных отношений. В нем заложены все юридические возможности обеспечения эффективного правового воздействия на общественную жизнь. Определяя истоки, начала правового регулирования, источники концентрируют и распределяют энергию правовой материи по основным институтам и отраслям права.

Возвращаясь к общему пониманию источников права как способов и форм возведения в закон государственной воли, рассчитанной на неоднократное применение, следует обратить внимание на проблему многообразия их видов, раскрывающуюся в различных классификациях.

Глава 2. Источники права в Российской Федерации

2.1. Основные принципы системы источников права в РФ

Правовые принципы - это исходные идеи правовой системы и их воплощение в любой из форм в характерных для правовой системы компонентах (в правосознании, нормативном компоненте, при структурировании и функционировании организационного компонента правовой системы, в правотворчестве, в реализации права и правоприменении).14

Суть и назначение правового принципа - получить адекватное воплощение в соответствующих его специфике компонентах правовой системы в форме и в объеме, позволяющих достичь его предельно полной объективизации в общественных отношениях, а, следовательно, в конечном счете, и признать его объективность. Иными словами, идея-положение, позиционируемая как правовой принцип, может быть субъективной по своей природе. Однако, получая признание в качестве правового принципа, эта идея-положение должна получить объективное воплощение во всех сопряженных с ее (идеи) реализацией сферах общественных отношений и компонентах правовой системы.

В качестве базовых формальных принципов, на которых строится сегодня система источников российского права, можно выделить принципы15

: множественности источников права; их системности и иерархичности; признания приоритета тех источников права, которые носят публично-правовой характер; верховенства Конституции и ее прямого действия, приоритета норм международных договоров по отношению к нормам, закрепленным иными источниками права; приоритета закона над подзаконными нормативными правовыми актами; недопустимости наделения судебных органов нормотворческими полномочиями; регулирования сферы применения правового обычая императивными методами.

Рассмотрим основные из них более подробно. По мнению Е.А. Лукьяновой, «повсеместно наблюдалась и наблюдается множественность источников в одной и той же системе права. При этом комбинации источников права весьма разнообразны, различны также значение и удельный вес каждого источника в этих комбинациях»16

. С.Ф. Кечекьян выделяет следующие причины множественности источников: во-первых, это недостаточная крепость недавно возникшей государственной власти, вынужденной допускать широкое применение обычаев, сложившихся в обществе еще до образования государства, но уже приспособленных к интересам господствующего класса. В других случаях, это отражение партикуляризма правовой системы, результат того, что право выступает как «право-привилегия», различное для разных сословий. В-третьих, это компромиссцедентов. В-четвертых, это результат вынужденной уступки трудящимся. В-пятых - результат сращения государственного аппарата с аппаратом предпринимательских организаций. В-шестых - стремление усилить роль органов администрации путем предоставления им в известных пределах права издания правовых норм или стремление повысить роль суда предоставлением ему широких прав по толкованию и восполнению закона. Наконец, причиной множественности источников права может быть также стремление государства в известной степени предоставить правотворческую функцию органам некоторых общественных организаций, признанных государством17.

Для раскрытия понятия системы источников права важно не просто перечислить всю их совокупность, но и выявить свойства, которые позволяют говорить о системе определенных элементов с характерными для данной системы связями.

Среди свойств системы источников права, прежде всего, следует выделить структурное обособление каждого составляющего ее элемента. Такое обособление есть прямое следствие целевого назначения системы. Определенная обособленность, согласованность, дифференциация характерны для всей системы права, присущи компонентам (элементам) права. В этой связи необходимо учитывать принцип относительности систем, сущность которого состоит в том, что каждая система, с одной стороны, является частью (элементом) более обширной системы, а с другой - включает в себя подсистемы нисходящего порядка. Возникновение любого целого может иметь место лишь в том случае, если реально существуют части, совокупность которых способна создать некую целостную организацию18

.

Система источников права является частью более сложной системы - системы правовых актов. Под термином «правовой акт» понимается надлежащим образом оформленное, внешнее выражение воли государства, его органов, отдельных лиц, выступающее в качестве носителя содержательных элементов правовой системы - юридических норм, правоположений практики, индивидуальных предписаний, автономных решений лиц19

. Система правовых актов, в свою очередь, является одним из видов юридических документов, представляющих собой часть системы документов. Такое определение системы источников права дает С.Л. Зивс - «иерархическая структура, то есть выражение разности юридической силы отдельных видов источников права и связанной с этим предустановленной соподчиненности источников права в органически цельной системе»20.

Особенность расположения элементов системы источников права отражает иерархичность. Иерархичность элементов системы (источников) выражается в характере связей между ними. Кроме того, иерархичность источников предполагает и определенную самостоятельность каждого из них.

Отношения между элементами внутри системы источников права проявляются в абсолютном верховенстве Конституции по отношению ко всем нормативным актам и в верховенстве закона по отношению ко всем иным - нижестоящим в иерархии нормативным правовым актам.

Таким образом, система источников права является органической системой. Каждый ее элемент занимает строго определенное место. Это место напрямую зависит от юридической силы акта, которая, в свою очередь, зависит от места органа, издавшего данный акт в системе органов государства. Такая зависимость может проявляться в случае, когда одноименные акты обладают разной юридической силой. Например, различной юридической силой обладают постановления Правительства, Конституционного Суда РФ и Государственной Думы. Иерархичность системы источников конституционного права выражает также внутреннюю взаимозависимость источников, что проявляется в том, что отмена вышестоящего «базового» акта влечет за собой утрату силы целых групп нижестоящих актов. Так, принятие Конституции влечет пересмотр всех производных от нее актов; признание Конституционным Судом РФ несоответствующим Конституции определенного нормативного акта, незамедлительно повлечет за собой утрату юридической силы всех других актов, основанных на неконституционном, либо содержащих положения, аналогичные признанным неконституционными. Следовательно, строгая иерархия источников права означает такую их систему, при которой нижестоящие источники занимают подчиненное положение по отношению к вышестоящим, причем первые не могут противоречить последним, не могут их изменять, лишать юридической силы. Необходимо, чтобы соблюдалось соответствие по юридической силе всех видов актов, на каждом уровне иерархии источников права.

Следующий принцип - верховенства Конституции и ее прямого действия. С точки зрения Ю.Л. Шульженко, свойства конституции, которые имеют универсальный и всеобъемлющий характер можно определить как верховенство и высшую нормативную юридическую силу основного закона – эти свойства характеризуют главенствующее, особое место и роль конституции во всех сферах общественной жизни. Однако ученый подчеркивает, что при этом следует иметь в виду два важных момента: верховенство определяет, прежде всего, статус конституции в различных важнейших подсистемах общества, в отношении их основных структурных элементов; высшая нормативная, юридическая сила конституции характеризует позицию данного документа главным образом среди различного рода правовых актов, а также норм общественных объединений, традиций, обычаев, которые выполняют роль регуляторов функционирования, взаимосвязей, взаимоотношений различных общественных систем и их институтов21

.

С.А. Авакьян, характеризуя конституцию как нормативный акт – закон, обращает внимание на некоторые особенности ее норм:

1) все нормы конституций – правовые, т.е. они имеют все черты, характерные вообще для норм права, - содержат правила поведения субъектов права, общеобязательны, рассчитаны на многократное применение и т.д.;

2) большинству норм конституции свойственна высокая степень обобщенности, чаще всего это основополагающее регулирование;

3) конституция имеет прямое действие;

4) для остального законодательства все нормы конституции рассматриваются как имеющие более высокую юридическую силу22

.

С точки зрения Е.И. Козловой конституцию от других правовых актов отличают следующие черты: особый субъект, который устанавливает конституцию или от имени которого она принимается; учредительный, первичный характер конституционных установлений; всеохватывающий характер конституционной регламентации, т.е. тех сфер общественных отношений, воздействие на которые она распространяет. И, кроме выше изложенного, особые юридические свойства, которые выражаются «в верховенстве конституции; ее высшей юридической силе; в ее роли как ядра правовой системы государства и системы права; в особой охране конституции; в особом порядке принятия и пересмотра конституции, внесения в нее поправок»23

.

Принцип приоритета норм международных договоров по отношению к нормам, закрепленным иными источниками права, проявляется в следующем.

В случае возникновения коллизии между Конституцией РФ и источником международного права приоритет будет иметь норма международного права. В подтверждение этого О.И. Тиунов указывает, что «общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры России имеют преимущество перед национальными законами в случае противоречия международных норм и законов государства».24

В обоснование своей позиции ученый упоминает правила Венской конвенции о праве международных договоров, согласно которым «участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора».

Конституция в большинстве государств является частью внутреннего права страны и, таким образом, следуя позиции О.И. Тиунова можно утверждать, что в случае противоречия между Конституцией РФ и нормой общего международного права приоритет в правоприменении должен быть отдан соответствующей общей норме международного права. При этом применение общепризнанных норм международного права не должно осуществляться в отрыве от международной нормативной системы.25

Принцип приоритета закона над подзаконными нормативными правовыми актами закреплен Конституцией РФ (ч. 2 ст. 4; ч. 3 ст. 90; ст. 115; ч. 2 ст. 120). Если противоречат друг другу акты, имеющие разную юридическую силу, то применяется акт, обладающий более высокой юридической силой, т.е. за основу берется принцип иерархии нормативных актов.26 Черданцев А.Ф. Теория государства и права. − М.: Юрайт-М, 2002. С. 213.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что правовые исследования, направленные на анализ принципов системы источников (форм) права могут быть осуществлены только в рамках системного подхода с учетом выявления между ними иерархических связей и взаимодействий. Совокупность источников конкретной правовой системы в результате взаимосвязи и взаимодействия ее элементов характеризуется целостностью (упорядоченностью), которая зависит, однако, от целого ряда объективных и субъективных факторов.

2.2. Виды источников права в Российской Федерации

Федеральная система нормативных правовых актов. К источникам права, которые устанавливаются государством, относятся нормативные акты, издаваемые органами государства и должностными лицами в пределах собственной правотворческой компетенции. Они образуют достаточно сложную многоуровневую систему основных источников российского права, имеющих вертикальную и горизонтальную структуры. Вертикальная структура системы нормативных актов определяется федеративной природой Российского государства, наличием федеральных источников права, а также источников, издаваемых субъектами Федерации и органами местного самоуправления. Горизонтальная структура выражается в расположении всех нормативных актов по отраслям и институтам права. Центральным же структурным элементом этой системы выступает нормативный акт.

Нормативный правовой (или нормативный) акт - это акт, содержащий нормы права и принятый в особом порядке государственными органами или уполномоченными государством лицами. Другими словами, это акт, оформляющий установление, изменение или отмену правовых норм27

.

Нормативный акт обладает всеми основными признаками источника права. В частности, он:

а) имеет правотворческую природу;

б) содержит в себе нормы права;

в) обладает государственной обязательностью;

г) издается строго определенными органами государственной власти и в некоторых случаях уполномоченными на это общественными объединениями;

д) имеет четко определенную законом форму;

е) распространяет свое действие на широкий круг общественных отношений и не исчерпывает свое регулирующее воздействие разовым исполнением.

Из всех перечисленных признаков следует выделить два, отличающих нормативные акты от других источников права. Это основанная на авторитете органов власти безусловная государственная обязательность и внешняя формальная определенность. Вся совокупность действующих нормативных правовых актов данного государства образует четкую иерархическую систему - пирамиду, вершина которой - конституция государства, ниже располагаются законы, в первую очередь конституционные, а затем разнообразные подзаконные акты. В федеративном государстве система нормативных правовых актов усложняется за счет нормотворчества субъектов федерации. Место нормативного правового акта в этой системе определяет его юридическую силу, т.е. соотношение с другими актами, что весьма важно для устранения возможных противоречий между ними.

Классификация нормативных правовых актов может быть проведена по различным критериям, причем основным является критерий юридической силы (деление на законы и подзаконные акты). Законы представляют собой наиболее авторитетные и обладающие наибольшей юридической силой источники права. Закон есть нормативный акт, изданный в особом порядке представительным органом государства, обладающий высшей юридической силой и направленный на регулирование наиболее важных общественных отношений. В этом определении закона выражены его основные юридические признаки. К ним относятся: издание законов только представительными органами; особый порядок принятия закона; указание на высшую юридическую силу закона; ориентированность закона на регулирование наиболее важных общественных отношений.28

Законы как источники права, обладающие высшей юридической силой, следовательно, наиболее авторитетные, имеют своей целью регулирование жизненно важных общественных отношений. Поэтому предметом законодательного регулирования выступают основы общественного и государственного строя, основные права, свободы и обязанности граждан, форма правления и государственного устройства, компетенция высших органов государства и т. д.

Законы имеют свою собственную иерархию. По юридической силе законы делятся на следующие виды:

1. Конституция (основной закон), определяющая основы государственного строя, основные права и свободы граждан, порядок формирования и деятельности высших органов государства, национально-государственное и административно-территориальное деление государства, организацию местного самоуправления, порядок изменения конституции. Кроме того, в конституции, как правило, определяются основные нормативно-правовые акты государства, их соотношение. Она является учредительным актом.

2. Конституционные (органические) законы - это законы, развивающие отдельные положения конституции, принятие которых предусмотрено непосредственно конституцией и осуществляется в особом порядке.

Конституционные законы издаются для регулирования основных сфер общественной жизни, в которых выражаются основы общественного и государственного строя и приоритеты национально-государственного регулирования. Они составляют правовую основу всей системы источников права, которые призваны развивать, конкретизировать и детализировать конституционное законодательство. К конституционным законам относится Конституция, дополнения и поправки к ней, союзные договоры, акты референдумов.

3. Обычные, или просто федеральные, законы отличаются более простым (по сравнению с конституционными законами) порядком принятия и изменения. Они не должны противоречить конституции и конституционным законам. Зачастую федеральные законы развивают их положения.

В федеративном государстве указанная система законов дополняется законами субъектов федерации, принятыми в установленном порядке представительными органами субъекта федерации (или референдумом) и распространяющими свое действие на территорию этого субъекта. В этом случае иерархия законов зависит от распределения компетенции между федерацией и ее субъектами. Однако в любом случае конституция федерации обладает высшей юридической силой по сравнению с прочими законами, действующими в государстве.

Иногда в качестве самостоятельного вида выделяют законы, принятые на референдуме. Эти законы обладают высшей юридической силой по сравнению с другими законами и могут быть отменены только референдумом.29

Система источников права, установленных государством, включает в себя законы и подзаконные нормативные акты. Последние призваны конкретизировать и развивать законы, демонстрируя, таким образом, преемственность и производный характер исполнительной власти от власти законодательной.

Подзаконные нормативные акты образуют сложную внутреннюю согласованную и построенную на принципах иерархии (соподчиненности) систему источников права, издаваемых различными органами исполнительной власти в пределах собственной компетенции. Они обладают следующими основные чертами:

а) содержат в себе нормы права;

б) конкретизируют государственную волю, выраженную в законах органов представительной власти;

в) издаются в строго определенной юридической форме, строго определенными органами;

г) подлежат официальному опубликованию;

д) обладают государственно-властным подзаконным характером30

.

Во главе системы подзаконных нормативных актов России стоят нормативные указы Президента. Они содержат в себе нормы права по вопросам собственной компетенции Президента РФ и его правового положения в качестве главы государства (ст. 80 Конституции РФ). Правотворческая деятельность Президента имеет подзаконный характер и, следовательно, его указы и распоряжения не должны противоречить Конституции РФ и федеральным законам (ст. 90 Конституции РФ).

Следующим звеном в системе подзаконных нормативных актов являются постановления Правительства РФ. Они издаются в соответствии со ст. 115 Конституции РФ на основании и во исполнение Конституции, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ по вопросам, отнесенным к компетенции Правительства РФ (ст. 114 Конституции РФ). Это нормативные акты общего межведомственного характера, устанавливающие основные начала управленческой деятельности в области хозяйства, культуры, науки, обороны и т. д., которые выражают основные направления правовой политики Правительства. Вопросы индивидуального правового регулирования оформляются Правительством в форме распоряжений. Нормативные постановления Правительства подписываются Председателем Правительства или его заместителями и подлежат обязательному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации» вместе с указами и распоряжениями Президента РФ.

Самыми большими по объему и значительными по содержанию в системе подзаконных нормативных актов выступают приказы и инструкции министерств, государственных комитетов, федеральных агентств и служб. Это так называемое ведомственное «законодательство», составляющее правовую базу отраслевой управленческой деятельности. Приказы и инструкции являются правовыми актами федеральных органов исполнительной власти и устанавливают правовые нормы, действующие в пределах внутриведомственных отношений, т.е. распространяющиеся на деятельность органов и должностных лиц соответствующего ведомства.

Именно в ведомственных приказах и инструкциях часто содержатся нормы права, противоречащие Конституции и федеральными законам, указам Президента и постановлениям Правительства РФ. Поэтому Президент РФ своим указом установил обязательную государственную регистрацию нормативных актов органов исполнительной власти, затрагивающих права и законные интересы граждан, в Министерстве юстиции РФ. Этой же цели служит требование п. 3 ст. 15 Конституции РФ, согласно которому любые нормативные акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Сложность вопроса о законности ведомственных нормативных актов усугубляется тем, что наряду с приказами и инструкциями министерства, государственные комитеты, федеральные агентства и службы часто издают правовые акты в форме методических писем, указаний, директив, разъяснений и т. д., юридическая природа которых четко не определена. Однако, например, методическое письмо или разъяснение Министерства по налогам и сборам в сфере фискальной деятельности налоговых органов способно принципиально изменить юридическую практику и существенно повлиять на экономические интересы граждан. Отсюда вытекает важность судебного конституционного контроля за законностью подобных правовых актов.

Подсистема законодательства субъектов Российской Федерации. В системе источников российского права нормативные правовые акты субъектов РФ занимают значительное место. Роли данной категории актов посвящен ряд исследовательских работ31

. В литературе указанные акты принято иногда называть актами регионального правотворчества.

В число действующих нормативно-правовых актов субъектов РФ входят такие акты, как: конституции республик; уставы краев, областей, городов федерального значения, автономных округов, автономной области; региональные законы и постановления законодательных органов власти субъектов РФ; договоры и соглашения национального и международного уровней; указы, постановления и распоряжения главы субъекта РФ; постановления и распоряжения высших органов исполнительной власти субъектов РФ; иные акты региональных органов исполнительной власти.

«Закон субъекта Российской Федерации – нормативный правовой акт, принимаемый законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами, конституцией или уставом субъекта Российской Федерации и регулирующий основные вопросы государственного, экономического и социального развития, находящиеся в ведении субъекта Федерации»32

.

Подавляющая часть законов субъектов РФ именуется законами. По общему правилу они обладают нормативным характером. Занимая в иерархии законодательных актов субъектов РФ, наряду с конституциями и уставами, главенствующее положение, законы регулируют в основном наиболее важные и устоявшиеся общественные отношения. Предметом их регулирования выступают такие социально значимые отношения, которые возникают в сфере экономики, образования, культуры, здравоохранения, в социальной сфере. В обобщенном виде предмет законодательного регулирования закрепляется в конституциях и уставах субъектов РФ.

В отдельных субъектах РФ применяется такая форма нормативных правовых актов, как кодексы. Так, в Волгоградской области принят кодекс об административной ответственности, в Воронежской области – избирательный кодекс.

В юридической науке высказывается неоднозначное мнение по поводу допустимости принятия кодифицированных актов в субъектах РФ. Так, по мнению Ю.А. Тихомирова и И.В. Котелевской, «представляется нецелесообразным по одной и той же проблематике принимать законодательный акт в форме кодекса и на уровне Федерации, и на уровне субъекта. При наличии федерального кодекса в субъекте Федерации уместно принимать не кодексы, а законы, отражающие специфику правового регулирования для конкретного субъекта Федерации. Эти законы в субъектах Федерации будут дифференцированно осуществлять правовое регулирование определенной сферы общественных отношений, где специфика регионов отражена не более чем в одном – двух десятках статей. При этом остальные нормы соответствующего акта могли бы содержать отсылки к статьям соответствующих кодексов Российской Федерации»33

. На наш взгляд, решение проблемы соотношения форм нормативных правовых актов, издаваемых правотворческими органами различных уровней (федерального, регионального) позволит избежать неоправданного увеличения законодательного массива за счет повторения одних и тех же положений в нормативных правовых актах, изданных на федеральном и региональном уровнях в конечном счете позволит избежать коллизий, неизбежно возникающих в отсутствии комплексного системного подхода к изданию нормативных правовых актов различных видов и уровней. Не менее спорным является принятие законов субъектов РФ в такой форме, как «основы», «основы законодательства», которая в большей степени присуща федеральным актам.

«Нормативно-правовой акт исполнительного органа государственной власти субъекта РФ – это официальный односторонний письменный акт-документ, содержащий (устанавливающий, изменяющий либо отменяющий) нормы права, рассчитанный на неоднократное применение неперсонифицированным кругом лиц, принятый (изданный) в установленном порядке органом исполнительной власти субъекта РФ на основании, во исполнение и в пределах компетенции, установленной законом и другими нормативными правовыми актами, имеющими большую юридическую силу, для реализации возложенных на него полномочий»34

.

По мнению, А.А. Смирновой, нормативные правовые акты органов исполнительной власти субъектов Федерации по юридической силе можно подразделить на: нормативные правовые акты, изданные на основании и во исполнение закона; нормативные правовые акты, изданные на основании и во исполнение подзаконных актов с большей юридической силой35

.

Подводя итог, можно сделать вывод, что нормативно-правовой акт исполнительного органа государственной власти субъекта РФ – это официальный односторонний письменный акт-документ, содержащий нормы права, рассчитанный на неоднократное применение неопределенным кругом лиц, принятый (изданный) в установленном порядке органом исполнительной власти субъекта РФ на основании, во исполнение и в пределах компетенции, установленной законом и другими нормативными правовыми актами, имеющими большую юридическую силу, для реализации возложенных на него полномочий. По своей природе и назначению эти акты позволяют охватить своим регулятивным воздействием огромную массу особенностей различных общественных отношений, которые не могут быть охвачены и учтены с помощью того или иного закона.

Таким образом, законодательство субъектов РФ составляет особый «пласт» в системе источников права, юридическая природа которого определяется федеральным устройством России. Представительные (законодательные) органы входящих в РФ республик, краев, областей, городов федерального значения, автономных округов в соответствии со своими конституциями и уставами издают законы и постановления, а президенты, губернаторы, главы администраций субъектов РФ - указы и постановления в соответствии с конституциями и уставами данных регионов.

Нормативные правовые акты местного самоуправления. Следующим звеном в системе источников права выступают нормативные акты органов местного самоуправления. Действующая Конституция РФ определяет местное самоуправление как один из элементов основ конституционного строя, как самостоятельную форму осуществления народом принадлежащей ему власти. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно и его органы не входят в систему органов государственной власти. Государство олицетворяет государственную власть, а местное самоуправление - общественную. Наделение органов местного самоуправления властными полномочиями проявляется в том, что их решения носят обязательный характер.

Нормативные правовые акты органов местного самоуправления признаются в настоящее время самостоятельной, независимой от органов государственной власти, но подчиненной Конституции РФ и законам Российской Федерации системой, издаются муниципалитетами, советами и старостами самоуправляющихся территорий - городских и сельских поселений, а также непосредственно самим населением36

.

Нормативными правовыми актами являются постановления глав муниципалитетов, районов, городов, сел и поселков, специальных территорий, закрытых территориальных образований. Все они устанавливают обязательные правила поведения (нормы права) для населения самоуправляемых территорий, учреждений и организаций, осуществляющих свою деятельность в пределах этих территорий, и так или иначе отражают то разнообразие методов, способов, форм, в которых организовано и продолжает развиваться местное самоуправление в России.

Вследствие этого рассматриваемый уровень правового регулирования можно характеризовать как многослойное построение, образованное из конституционных норм, норм федеральных законов, законодательства республик, краев, областей, городов федерального значения, уставов и прочих актов, принятых на муниципальном уровне, включая как нормативные акты, посвященные специально местному самоуправлению, так и отраслевые законоположения, которые лишь отчасти затрагивают муниципальные отношения (нормы избирательного права, налогового законодательства и др.). Такое нормативное многообразие призвано упорядочить систему местного самоуправления с учетом множества государственных, локальных, частных интересов, создать ему рамки, в которых данный институт власти стал бы эффективным и одновременно безопасным для общества, прав и свобод личности.37

Подзаконные нормативные правовые акты местного значения образуют первичный уровень нормативно-правового регулирования на данной самоуправляемой территории, являются наиболее конкретными по своему содержанию и регламентируют вопросы, отнесенные к предметам ведения местного самоуправления Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» от 06.10.2003 N 131-ФЗ38

.

Согласно этому Закону в ведении муниципальных образований находятся вопросы местного значения, а также отдельные государственные полномочия, которыми могут наделяться органы местного самоуправления. Этот перечень, к сожалению, не вносит ясности в то, чем вопросы местного значения отличаются от вопросов государственного значения, что из перечисленного в этой статье изначально входит в компетенцию местного самоуправления, а какие вопросы относятся к государственным полномочиям, закрепленным за органами местного самоуправления в силу тех или иных обстоятельств.

Таким образом, для дополнительного отграничения властных полномочий органов местного самоуправления предлагаем выделить следующие критерии:  вопросы, входящие в компетенцию органов местного самоуправления, должны касаться, прежде всего, интересов населения соответствующей административно-территориальной единицы; вопросы, решаемые органами местного самоуправления, должны составлять необходимый компонент повседневной жизни населения (жилье, городской транспорт, коммунальное обслуживание и т.п.); решение данных вопросов может быть осуществлено исключительно по месту жительства граждан, где для этого созданы необходимые условия и механизмы; реализация стоящих перед органами местного самоуправления задач требует подключения общественного компонента в виде органов территориального общественного самоуправления и других общественных формирований населения; немаловажным фактором является также способность населения проконтролировать исполнение и объективно оценить результаты решения этих вопросов.

Данные критерии могут быть использованы при градации вопросов управления местного и государственного значения в случае, если их отнесение не установлено действующим законодательством39

. По указанным вопросам на муниципальном уровне издаются подзаконные нормативные правовые акты, которые можно распределить по четырем группам, перечисленным в порядке уменьшения иерархической позиции в подсистеме нормативных правовых актов органов местного самоуправления (соответственно, первая группа (это высшая ступень иерархии): уставы муниципальных образований (районов, городов, районов в городе, поселков, сел и иных административно-территориальных образований; нормативные правовые акты выборных представительных и исполнительных органов местного самоуправления, а также иных должностных лиц местного самоуправления; нормативные правовые акты глав муниципальных образований; нормативные правовые акты иных должностных лиц, назначаемых представительным органом местного самоуправления или главой муниципального образования.

Подводя итог вышеизложенному, заметим, что при анализе нормативных правовых актов органов местного самоуправления мы с неизбежностью сталкиваемся с особой коллизией, созданной самой Конституцией РФ. Органы местного самоуправления не входят по действующей Конституции РФ (ст. 12) в систему органов государства, а стало быть, вообще не имеют полномочий на принятие нормативных правовых актов - государственно-властных решений, содержанием которых была бы государственная воля. Тогда исключается государственное обеспечение действия этих актов со всеми присущими ему правовыми формами, методами и средствами. Разделение общества и государства необходимо, но с одновременным надлежащим обеспечением функционирования общества без помощи государства. Отсутствие же четкого представления о сущности, целях и задачах местного самоуправления может привести к ущемлению законных прав и интересов муниципальных образований и их органов, к тому, что они будут ассимилированы государством. Во избежание таких последствий необходимо сосредоточить усилия на скорейшей разработке теоретических вопросов концепции федерального законодательства о местном самоуправлении, где бы нашли разрешение обозначенные проблемы. В свою очередь, это окажет несомненное положительное влияние на системность и согласованность нормативных правовых актов местного самоуправления, призванных стать первоосновой формирования реальных самоуправленческих отношений, учитывающих потребности и специфику конкретных муниципальных образований.

Корпоративные нормативные правовые акты. Самым нижним звеном в системе источников права выступают локальные нормативные акты, издаваемые руководителями государственных и общественных учреждений и организаций в виде приказов и инструкций. Это нормативные акты директоров заводов, фабрик, руководителей вузов, общеобразовательных школ, управляющих акционерными объединениями и т. д. по вопросам организации внутренней служебной и трудовой жизни соответствующих коллективов людей. Естественно, что подобные источники права не должны противоречить всей системе федерального и местного законодательства. Они издаются на основе уставов и положений о данных организациях, в которых закрепляется компетенция их руководителей.

Очевидно, что это особая форма права, не установленная, а санкционированная государством. Поэтому нормы частного права, или корпоративного права, рассматриваются здесь только с целью акцентирования внимания на иерархичности вертикальной системы источников права.

Договоры нормативного содержания. Нормативные договоры или, как они еще называются, договоры с нормативным содержанием являются выражением добровольно-согласительных начал и саморегуляции в гражданском обществе. Они весьма разнообразны и отражают многообразие сфер совместной человеческой жизнедеятельности на основе взаимного согласования индивидуальных и групповых воль. Поэтому односторонним и неполным выглядит определение нормативного договора как соглашения двух или более сторон, в котором одним из субъектов непременно выступает государство или его орган40

. При таком понимании данного источника права публично-правовой характер и государственно-волевое происхождение норм договорного права возводятся в ранг общей закономерности их бытия. Между тем сфера частного права в целом и такие отрасли, как гражданское, семейное, предпринимательское право и другие, убедительно свидетельствуют о юридическом равенстве и негосударственном характере участников многих договорных отношений. Брачный договор, трудовое соглашение с руководителем частной фирмы, многочисленные договоры о совместной деятельности между частными лицами или предпринимателями в полной мере свидетельствует об этом.

Таким образом, в самом общем виде, нормативный договор есть соглашение двух или более сторон о взаимном признании прав или взятии на себя обязательств в процессе совместной, а также односторонней деятельности, которым на основе согласия придается юридическое значение41

. Такое понимание нормативного договора не противоречит ст. 420 ГК РФ, устанавливающей, что договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Особо следует подчеркнуть нормативное содержание договора и его длящийся характер, что позволяет отличить собственно нормативный договор от разовых соглашений о сотрудничестве. Дело в том, что некоторые исследователи не относят трудовые контракты и соглашения к разряду нормативных договоров на том основании, что они регулируют персонально определенные статусы субъектов в конкретных трудовых отношениях. Однако длящийся во времени характер действия подобных соглашений и, главное, их нормосодержащая структура, дающая основания видеть в юридически закрепленных правах и обязанностях особую форму выражения правовых норм, позволяет рассматривать их в качестве источников права.

Сложность понимания юридической природы нормативных договоров, особенно в сфере частного права, определяется их исключительным многообразием. Оно, в свою очередь, производно от множественности и индивидуальной неповторимости человеческих интересов, средством согласования которых и выступают нормативные договоры. С другой стороны, именно они вместе с правовыми обычаями явились в качестве исторически первых цивилизованных способов юридического оформления и закрепления совместной деятельности людей на началах права. В последующем же, по мере развития политической и правовой систем общества и активизации правотворческой деятельности государства, нормативные договоры стали выполнять весьма важную функцию - сглаживания и компенсации недостатков, свойственных всеобщности и обезличенности социального регулирования на основе нормативных актов государства.

Таким образом, социальная ценность нормативных договоров состоит не только в том, что они регулируют особую сферу общественной жизни, «заповедную» для государства, но, будучи незаменимой и исключительной формой согласования индивидуальных воль, повышают социальную чувствительность всей общей системы источников права.

Классификация нормативных договоров в науке не устоялась, но их специфика заметно просматривается в различных отраслях права. Поэтому принято выделять договоры конституционные, административные, гражданско-правовые, международные и т.д.

Правовые обычаи. В настоящее время российская правовая система допускает и признает правовой обычай как источник права, хотя сфера его применения пока не велика. Природа правового обычая характеризуется некоторыми особенностями. Он, как правило, носит локальный характер, отличается определенностью правил, непрерывным и единообразным характером, его применение обеспечивается санкцией государства. Санкционирование обычая может осуществляться путем восприятия его судебной, арбитражной или административной практикой. Решение государственного органа, основанное на применении обычая, признается государством и может быть принудительно исполнено.42

Государство санкционирует лишь те обычаи, которые не противоречат, согласуются с его политикой, с нравственными основами сложившегося образа жизни. Запрещаются законом те обычаи, которые противоречат государственной политике, общечеловеческой морали. Роль правового обычая в различных отраслях права неодинакова. Длительное существование правовых обычаев можно отметить лишь в некоторых сферах правового регулирования, например при регулировании внешней торговли. Таким примером может служить Кодекс торгового мореплавания РФ. Наиболее значительная сфера действия правового обычая в гражданском, семейном, торговом, земельном праве, в меньшей степени в конституционном праве, в котором он применяется при формировании конституционных норм о правовых символах, о праздничных днях.

В юридической литературе выделяют такие этимологически единые понятия, как «правовой обычай» и «обыкновения». А.А. Белкин считает эти понятия тождественными43

. О.В. Малова, в свою очередь, различает эти понятия по такому признаку, как нормативно-правовой характер правового обычая, но тут же уточняет: «Сравнительно-правовой анализ показывает, что четких противопоставляемых признаков обычая и обыкновения не выявлено, что дает основание причислять обыкновение к виду правовых обычаев»44.

В литературе также употребляется термин «деловое обыкновение». Его можно расценивать как разновидность обыкновения в целом, сфера действия которого ограничена особенностями частного и международного частного права. К примеру, к деловым обыкновениям относят международные правила торговых терминов «Инкотермс 2010» (публикация МТП N 715), собранные Международной Торговой Палатой и носящие рекомендательный характер. Они применяются только при наличии ссылки на них в контексте. В указанных областях обыкновение выступает как «правило, сложившееся на основе столь постоянного и единообразного повторения данных фактических отношений, что оно считается входящим в состав волеизъявления сторон по сделке в случае соответствия их намерениям»45

. Обычай в виде обыкновения применяется – в случае, если эти правила известны сторонам, соответствуют намерениям по договору.

Кроме того, гражданско-правовое законодательство ввело в оборот категорию «обычай делового оборота», которую сам законодатель причисляет к одному из видов правовых обычаев (ст. 5 ГК РФ). Признается также, что в области внешней торговли обычай (обычай делового оборота) определяется как международное обыкновение, которое в отличие от юридически обязательных международно-правовых обычаев регулирует внешнеэкономический оборот лишь, в том случае, если участники последнего договорились о таком регулировании.

Правовые обычаи представляют собой естественноисторический процесс развития и становления санкционированных источников права. Будучи одной из первых исторических форм права, появившихся помимо государственной правотворческой деятельности, они инициировали последующее возникновение иных источников права санкционированного характера и способствовали их закреплению в правовых системах. Они демонстрируют особый путь, особый метод правообразования, который государство вынуждено терпеть и использовать с целью обеспечения единства и согласованности всей системы источников права. И все-таки государственный интерес присутствует и в правовых обычаях, ибо их санкционирование, правотворческое или молчаливое, свидетельствует о том, что государственная власть берет их под свое покровительство и защиту, возводит просто социальные обычаи в ранг правовых. В связи с этим, справедливо отмечает В.М. Баранов, правовой обычай - это обычай, применение которого обеспечивается санкцией государства46

.

Правовой обычай есть объективно сложившееся в результате неоднократного повторения правило общественного поведения, основанное на соображениях его целесообразности и полезности, которое признается государством в качестве источника права. Другими словами, это вошедшее в привычку и достаточно широко применяемое правило поведения, отражающее правовое содержание общественных отношений, которому придана форма позитивного права47

. В основе правового обычая лежат признаки многократности применения, целесообразности, полезности и авторитетности выработанного практикой человеческого общения стандарта, образца поведения в определенных жизненных условиях. В отличие от других источников права правовой обычай характеризуется своеобразием своей формы. Он менее формализован и значительно больше предоставляет сторонам свободу собственного усмотрения, согласования индивидуальных воль. Следование санкционированному обычаю означает не только выражение согласия с государственной волей, но и проявление социальной солидарности с нормами общественного порядка, на которых он основывается. Вся система реально существующих правовых обычаев образует так называемое обычное право, роль и авторитет которого в различных правовых системах мира существенно отличается.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что обычай как самостоятельная форма правообразования восполняет пробелы в зонах правового общения, а также там, где предписания правовых актов нежизнеспособны. Чем совершеннее законодательство, тем меньше роль и сфера обычая. Все вышесказанное также свидетельствует, что правовые обычаи как особый источник права России не исчерпали себя и имеют перспективу развития.

Судебная практика. Для развития российской правовой системы характерна также тенденция, состоящая в том, что в качестве источников права признается судебная практика, то есть судебный прецедент.

Высшие судебные инстанции не стоят в стороне от нормотворческого процесса и активно используют свои возможности в пределах своей компетенции, поскольку «одним из существенных недостатков в правовом регулировании является неопределенность, неясность, неконкретность, включаемых в законы и иные нормативные акты норм»48

.

Некоторые ученые признают правотворческое и нормативное значение актов судебной власти, в основном решений Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ49

. Хотя в РФ официально судебный прецедент не признается источником права, тем не менее, он играет немаловажную роль на практике. Судебный прецедент представляет собой более гибкий механизм преодоления пробелов в законодательстве.

Для того чтобы признать определенные судебные акты в качестве источника российского права, необходимо изучить их правовые основы. Согласно ст. 15 Конституции РФ федеральная правовая система включает Конституцию, федеральные конституционные законы, федеральные законы, иные нормативные акты палат Федерального Собрания, указы Президента, постановления Правительства, акты органов исполнительной власти. Международные договоры России наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются составной частью правовой системы РФ.

Структуру правовой системы следует исследовать на основе анализа всех статей Конституции в совокупности, поскольку Конституция в целом формирует и закрепляет отправные принципы правового регулирования.

В соответствии со ст. 125 Конституции РФ одним из высших органов судебной власти является Конституционный Суд РФ, который осуществляет функции конституционного контроля, а также принятие мер по устранению этих отклонений. Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Не соответствующие Конституции РФ международные договоры РФ не подлежат введению в действие. Конституционный Суд РФ дает официальное толкование Конституции РФ.

Необходимо подчеркнуть правотворческую функцию решений Конституционного Суда РФ, так как именно они выступают в качестве источников современного российского права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе.

В соответствии со ст. 126, 127 Конституции РФ за Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ закреплены полномочия по даче разъяснений по вопросам судебной практики, а, следовательно, по своей природе они являются правоприменительными.

В современной правовой системе России прецедент фактически выступает регулятором общественных отношений, восполняет законодательные пробелы и способствует осуществлению конституционного принципа судебной защиты. Поэтому сложилась парадоксальная ситуация: когда официально в нормах позитивного права прецедент отсутствует, а в практической судебной деятельности никто не отрицает огромного правового значения судебной практики.

Международные договоры РФ и общепризнанные принципы и нормы международного права. Международные договоры традиционно выделяются и рассматриваются в качестве особого источника права, санкционированного государством. Однако, на наш взгляд, международный договор является лишь разновидностью договора с нормативным содержанием, действующим на международной арене. И в этом смысле точнее будет говорить об общепризнанных принципах и нормах международного права и международных договорах как о комплексном источнике права, санкционированном Российским государством (п. 4 ст. 15 Конституции РФ).

Общепризнанные нормы и принципы международного права следует понимать как разновидность общих принципов права, имеющих международно-правовую природу и выражающихся в форме обычаев и договоров50

. Подобные принципы и нормы сдержатся в Уставе ООН, актах о правах человека и гражданина в документах других международных организаций (Международная организация труда, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) и служат нормативной основой для национальных правовых систем современного мира. Но наиболее конкретное свое выражение они получают в международных договорах о сотрудничестве, заключаемых главами государств и правительств по вопросам экономической, культурной, правовой жизни. Необходимо обратить внимание на то, что «общепризнанные принципы и нормы международного права» имеют в качестве одного из источников обычное право. Понятие «общепризнанные принципы и нормы международного права» имеет исключительно международно-правовую природу, поскольку только в этой системе речь может идти о признании или непризнании тех или иных идей и нормативов разными государствами51. Именно общепризнанные принципы и нормы международного права, включенные в систему источников права РФ в виде международных договоров и международных обычаев, являются составной частью правовой системы РФ. В нормативную часть правовой системы РФ входят только те общепризнанные принципы и нормы, в отношении которых Россия в установленных законом формах выразила согласие на их обязательность для себя.

В общей теории права принято считать, что международный договор считается источником внутригосударственного права, если Российское государство было участником данного соглашения либо присоединилось к нему, подписав соответствующий протокол, и если он ратифицирован высшим органом государства. Поэтому вопросы ратификации международных договоров рассматриваются на заседаниях Государственной Думы и Совета Федерации (ст. 106 Конституции РФ).

В целом же значение общепринятых норм, принципов международного права и международных договоров состоит в том, что они являются своеобразными эталонами свободы и разума в общении между людьми, на которые должно ориентироваться внутригосударственные источники права.

Заключение

В заключение хотелось бы отметить, что сама по себе проблема источника права является далеко не новой в отечественной юриспруденции. Уже много лет ведется спор относительно того, что такое «источник права» и что следует считать источником права, то есть каковы критерии отнесения того или иного документа к источнику. Чтобы стать реальностью и успешно выполнять свои функции право, как и государство должно иметь внешнее выражение. В отечественной и зарубежной литературе это внешнее выражение права в одних случаях называется формой или формами права, в других источниками права.

Термин «источник права» многозначен и употребляется в различных смыслах. Во-первых, в материальном – это то, что вызывает к жизни право, что влияет на его изменение, развитие, появление одних норм и отмирание других. Источником права в этом случае являются те социально-экономические и духовно-культурные условия жизнедеятельности общества, которые явились первопричиной, вызывающей право к жизни и обусловливающее его действие.

Во-вторых, как документальный источник. Такими источниками могут выступать памятники права, действующее законодательство.

В-третьих, источник права понимается в узком или собственно юридическом значении – как внешняя форма выражения права.

В соответствии с целями и задачами исследования были сделаны следующие основные выводы.

1. По результатам анализа развития представлений об источниках права, следует отметить:

- значительную роль, которую они сыграли в общей эволюции учения об источниках права;

- преемственность идей, находящихся в основе этих представлений, и их тесную связь с римским правом;

- корреляцию развития философских методов исследования и представлений об источниках права;

- две основные тенденции в истории формирования данного понятия: более раннюю и устойчивую - субъективистскую (определение через правотворящие силы, Бога, церковь, государство и т. п.) и более позднюю и фрагментарную - объективистскую (определение через дух, разум, сознание, психику, культуру и пр.).

2. Изложенные в первой главе теоретические аргументы позволяют сделать вывод о возможности выделения следующих источников права, факторов, творящих право:

1) практики - как многократного и единообразного повторения соответствующего поведения физических и юридических лиц, обеспеченной социальным (в том числе государственным) принуждением;

2) соглашений государств, юридических и физических лиц, содержащих правовые нормы;

3) деятельности правотворческих органов, управомоченных юридических и физических лиц, заключающейся в принятии нормативных правовых актов, содержащих правовые нормы.

В свою очередь, практика существует в форме правовых обычаев и правовых принципов. Соглашения - в форме многосторонних и двухсторонних нормативных правовых договоров (конвенций, пактов и т.д.) государств, юридических и физических лиц, содержащих правовые нормы. Результаты деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, управомоченных юридических и физических лиц - в форме нормативных правовых актов, содержащих правовые нормы.

3. В настоящее время имеется ряд базовых формальных принципов, на которых строится сегодня система источников российского права. При этом правовые исследования, направленные на анализ принципов системы источников (форм) права могут быть осуществлены только в рамках системного подхода с учетом выявления между ними иерархических связей и взаимодействий.

Система источников права является органической системой. Каждый ее элемент занимает строго определенное место. Это место напрямую зависит от юридической силы акта, которая, в свою очередь, зависит от места органа, издавшего данный акт в системе органов государства. При этом следует обратить внимание на проблему многообразия видов источников права, раскрывающуюся в различных классификациях.

4. Рассматривая официально признанные реально действующие источники современного российского права, можно сделать вывод, что к их числу следует относить нормативные правовые акты, нормативные договоры и правовые обычаи. При этом хотелось бы отметить, что и правовые обычаи, и нормативные правовые договоры фактически, во-первых, гораздо многообразнее, чем это признается государством, а во-вторых, имеют более широкую сферу действия, нежели официально для них установлена.

Значение нормативных правовых актов в регулировании общественных отношений не только формально, но и фактически выше, чем значение других источников права. При этом, однако, закон не выделяется в ряду нормативных правовых актов своей особой ролью в регулировании общественных отношений, несмотря на то, что формально ему отведена именно такая роль: если рассматривать систему источников современного российского права в ее реальном действии, то фактически основным регулятором общественных отношений оказывается подзаконный нормативный правовой акт. Помимо этого, значимость нормативных правовых актов в регулировании частноправовых отношений существенно ниже по сравнению с тем значением, которое они приобретают в публично-правовой сфере.

5. Законодательство субъектов РФ составляет особый «пласт» в системе источников права, юридическая природа которого определяется федеральным устройством России. По своей природе и назначению эти акты позволяют охватить своим регулятивным воздействием огромную массу особенностей различных общественных отношений, которые не могут быть охвачены и учтены с помощью того или иного закона.

6. При анализе нормативных правовых актов органов местного самоуправления мы с неизбежностью сталкиваемся с особой коллизией, созданной самой Конституцией РФ. Органы местного самоуправления не входят по действующей Конституции РФ в систему органов государства, а стало быть, вообще не имеют полномочий на принятие нормативных правовых актов - государственно-властных решений, содержанием которых была бы государственная воля. Тогда исключается государственное обеспечение действия этих актов со всеми присущими ему правовыми формами, методами и средствами.

Разделение общества и государства необходимо, но с одновременным надлежащим обеспечением функционирования общества без помощи государства. Отсутствие же четкого представления о сущности, целях и задачах местного самоуправления может привести к ущемлению законных прав и интересов муниципальных образований и их органов, к тому, что они будут ассимилированы государством. Во избежание таких последствий необходимо сосредоточить усилия на скорейшей разработке теоретических вопросов концепции федерального законодательства о местном самоуправлении, где бы нашли разрешение обозначенные проблемы.

В свою очередь, это окажет несомненное положительное влияние на системность и согласованность нормативных правовых актов местного самоуправления, призванных стать первоосновой формирования реальных самоуправленческих отношений, учитывающих потребности и специфику конкретных муниципальных образований.

Подводя итог, необходимо отметить, что в настоящее время в российской правовой системе происходит выход за пределы традиционных источников права. Кроме нормативных правовых актов, в системе источников права России применяются такие ранее практически не признававшиеся советской доктриной источники, как правовой обычай и его разновидности, международные договоры, обычное право, судебный прецедент.

Библиографический список

Нормативно-правовые акты и материалы практики:

«Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ);"Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 11.02.2013);Федеральный закон РФ от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // "Собрание законодательства РФ", 25.07.2011, N 30 (ч. 1), ст. 4595.

Специальная литература:

Авакьян С.А. Конституционное право России: учебный курс в 2-х томах. Т.1. – М.: Юрист, 2005. С. 161, 165, 170.Александров Н.Г. Понятие источника права // Учены записки ВИЮН. Вып. VIII. М., 1946. С. 49, 51.Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 2. В 2-х томах. Т. 2.- М.: Юрид. лит, 1982. С. 192.Алексеев С.С. Философия права: История и современность. Проблемы. Тенденции. Перспективы. М.: Норма, 1999.Алексеев С.С. Тайна права. Его назначение и социальная ценность. − М.: Инфра-М, 2001. С. 13-14.Баранов В.М. Формы (источники) права // Общая теория права. Нижний Новгород, 1993. С. 251.Белкин А.А. Обычаи и обыкновения в государственном праве // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1998. № 1. С. 38.Вопленко Н.Н. Источники и формы права: учебное пособие. − Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004 С. 5, 10, 37.Гаджиев Г.В. Рыночная экономика в решениях Конституционного суда РФ // Рос. юстиция. 2001. № 10. С. 21.Жукова-Василевская Д.В. Источники права России: тенденции формирования и развития. - М., 2009. С. 21.Зарубаева Е.Ю. Отдельные аспекты взаимодействия общепризнанных принципов, норм международного права и норм внутригосударственного права //Сибирский юридический вестник. -2001. - № 3. С. 16 – 21.Зивс С.Л. Источник права. М.: Наука, 1981. С. 9, 35.Зыкин И.С. Обычай в советской правовой доктрине // Современное государство и право. 1982. № 2. С. 130.Иванюк О.А. Источник права: проблема определения // Журнал российского права. № 9, 2007.Идрисов Т.И. Теоретические проблемы воздействия международного права на российскую правовую систему: - Волгоград, 2001. С. 6.Карасевич П.Л. Гражданское обычное право Франции в историческом его развитии. − М.: Тип. А.И. Мамонтова и Ко, 1875. С. 70-71.Карасевич П.Л. Указ. Соч. С. 71.Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. С. 66-70.Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. С. 26.Лукьянова Е.А. Закон как источник советского государственного права. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. С. 9.Малова О.В. Правовой обычай как источник права. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 10.Малова О.В. Правовой обычай, обыкновение и общепризнанные принципы и нормы международного права // Сибирский юридический вестник 2001. № 4. С. 12.Малова О.В. О проблеме источников права // Сибирский Юридический Вестник, № 4, 2000.Мицкевич А.В. Источники (формы выражения) российского права. Историко-теоретический очерк // Закон: создание и толкование. − М.: Спарк, 1998. С. 35-36.Мицкевич А.В. Акты высших органов Советского государства. − М.: Юридическая литература, 1967. С. 43, 56.Мицкевич А.В. Формы выражения, или источники права // Общая теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2001.Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права. - М., 2002.Плоцкая О.А. О современной системе источников права в Российской Федерации // Вестник Удмуртского университета, 2006. № 6.Поморцев А.М. Характеристика региональных нормативно-правовых актов в Российской Федерации (на примере Республики Хакасия). // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. № 6, 2008.Правовые акты. Учебно-практическое и справочное пособие / Ю.А. Тихомиров, И.В. Котлевская. − М.: Изд-во Тихомирова М.Ю. 1999. С.117.Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации / Отв. ред. А.С. Пиголкин. − М.: Норма, 1998. С. 280.Скурко Е.В. Правовые принципы в правовой системе, системе права и системе законодательства // Правоведение. 2006. № 2. С. 56.Смирнова А.А. Юридическая природа нормативно-правовых актов исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Право и политика. 2005. № 9. С. 13.Судебная практика как источник прав: Сб. ст. / Под ред. Б.Н. Топорина, Э. Серверэн, К. Гюнтер. М., 2000. С. 160.Теория государства и права / Карева М.П., Кечекьян С.Ф., Федосеев А.С., Федькин Г.И. - М.: Госюриздат, 1954. С. 21.Теория государства и права: учебник / под. общ. ред. О.В. Мартышина. − М.: Норма, 2007. С. 278, 289.Тиунов О.И. Конституционный Суд Российской Федерации и международное право// Российский ежегодник международного права. 1995. С.181.Тихомиров Ю.А. Теория закона. − М.: Наука, 1982. С. 48.Толстик В.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе России // Журнал российского права. 2000. № 8. С. 71.Уваров А.А. О разграничении и оптимизации компетенции муниципальных органов власти // Журнал российского права. 2002. № 1. С. 43-44Черданцев А.Ф. Теория государства и права. − М.: Юрайт-М, 2002. С. 213.Шульженко Ю.Л. О понятии «правовая охрана конституции» // Государство и право. – 2002. – № 7. С. 7.Ярмукаматов Р.З. Договор как источник публичного права. -. Уфа, 2002. С.

  1. Вопленко Н.Н. Источники и формы права: учебное пособие. − Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. С. 5.
  2. Теория государства и права: учебник / под. общ. ред. О.В. Мартышина. − М.: Норма, 2007. С. 278.
  3. Мицкевич А.В. Формы выражения, или источники права // Общая теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 2001.
  4. Александров Н.Г. Понятие источника права // Учены записки ВИЮН. Вып. VIII. М., 1946. С. 49, 51.
  5. Малова О.В. О проблеме источников права // Сибирский Юридический Вестник, № 4, 2000.
  6. Мицкевич А.В. Акты высших органов Советского государства. − М.: Юридическая литература, 1967. С. 43, 56.
  7. Иванюк О.А. Источник права: проблема определения // Журнал российского права. № 9, 2007.
  8. Алексеев С.С. Тайна права. Его назначение и социальная ценность. − М.: Инфра-М, 2001. С. 13-14.
  9. Лейст О.Э. Сущность права. Проблемы теории и философии права. М.: ИКД «Зерцало-М», 2002. С. 26.
  10. Карасевич П.Л. Гражданское обычное право Франции в историческом его развитии. − М.: Тип. А.И. Мамонтова и Ко, 1875. С. 70-71.
  11. Вопленко Н.Н. Источники и формы права: учебное пособие. − Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004. С. 10.
  12. Карасевич П.Л. Указ. Соч. С. 71.
  13. Зивс С.Л. Источники права. − М.: Наука. 1981. С. 9.
  14. Скурко Е.В. Правовые принципы в правовой системе, системе права и системе законодательства // Правоведение. 2006. № 2. С. 56.
  15. Жукова-Василевская Д.В. Источники права России: тенденции формирования и развития. - М., 2009. С. 21.
  16. Лукьянова Е.А. Закон как источник советского государственного права. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. С. 9.
  17. Теория государства и права / Карева М.П., Кечекьян С.Ф., Федосеев А.С., Федькин Г.И. - М.: Госюриздат, 1954. С. 21.
  18. Алексеев С.С. Философия права: История и современность. Проблемы. Тенденции. Перспективы. М.: Норма, 1999.
  19. Алексеев С. С. Общая теория права. Т. 2. В 2-х томах. Т. 2.- М.: Юрид. лит, 1982. С. 192.
  20. Зивс С.Л. Источник права. М.: Наука, 1981. С. 35.
  21. Шульженко Ю.Л. О понятии «правовая охрана конституции» // Государство и право. – 2002. – № 7. С. 7.
  22. Авакьян С.А. Конституционное право России: учебный курс в 2-х томах. Т.1. – М.: Юрист, 2005. С. 161, 165, 170.
  23. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: учеб. – 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. С. 66-70.
  24. Тиунов О.И. Конституционный Суд Российской Федерации и международное право// Российский ежегодник международного права. 1995. С.181.
  25. Зарубаева Е.Ю. Отдельные аспекты взаимодействия общепризнанных принципов, норм международного права и норм внутригосударственного права //Сибирский юридический вестник. -2001. - № 3. С. 16 – 21.
  26. Теория государства и права: учебник / под. общ. ред. О.В. Мартышина. − М.: Норма, 2007. С. 289.
  27. Вопленко Н.Н. Источники и формы права: учебное пособие. − Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004 С. 37.
  28. Тихомиров Ю.А. Теория закона. − М.: Наука, 1982. С. 48.
  29. Яценко В.Н. Применение подзаконных нормативных актов в судебной деятельности. Автореферат дис… канд. юрид. наук. М., 2003. С. 10.
  30. Проблемы правотворчества субъектов Российской Федерации / Отв. ред. А.С. Пиголкин. − М.: Норма, 1998. С. 280.
  31. Поморцев А.М. Характеристика региональных нормативно-правовых актов в Российской Федерации (на примере Республики Хакасия). // Журнал научных публикаций аспирантов и докторантов. № 6, 2008.
  32. Правовые акты. Учебно-практическое и справочное пособие / Ю.А. Тихомиров, И.В. Котлевская. − М.: Изд-во Тихомирова М.Ю. 1999. С.117.
  33. Смирнова А.А. Юридическая природа нормативно-правовых актов исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Право и политика. 2005. № 9. С. 13.
  34. Там же. С. 5.
  35. Мицкевич А.В. Источники (формы выражения) российского права. Историко-теоретический очерк // Закон: создание и толкование. − М.: Спарк, 1998. С. 35-36.
  36. Яценко В.Н. Нормативные правовые акты органов местного самоуправления // Вестник Федерального арбитражного суда Северо-кавказского округа», № 5, 2005.
  37. Федеральный закон РФ от 06.10.2003 N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» // "Собрание законодательства РФ", 25.07.2011, N 30 (ч. 1), ст. 4595.
  38. Уваров А.А. О разграничении и оптимизации компетенции муниципальных органов власти // Журнал российского права. 2002. № 1. С. 43-44.
  39. Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права. - М., 2002.
  40. Ярмукаматов Р.З. Договор как источник публичного права. -. Уфа, 2002. С. 7.
  41. Плоцкая О.А. О современной системе источников права в Российской Федерации // Вестник Удмуртского университета, 2006. № 6.
  42. Белкин А.А. Обычаи и обыкновения в государственном праве // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 1998. № 1. С. 38.
  43. Малова О.В. Правовой обычай, обыкновение и общепризнанные принципы и нормы международного права // Сибирский юридический вестник 2001. № 4. С. 12.
  44. Зыкин И.С. Обычай в советской правовой доктрине // Современное государство и право. 1982. № 2. С. 130.
  45. Баранов В.М. Формы (источники) права // Общая теория права. Нижний Новгород, 1993. С. 251.
  46. Малова О.В. Правовой обычай как источник права. Автореферат дис… канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 10.
  47. Гаджиев Г.В. Рыночная экономика в решениях Конституционного суда РФ // Рос. юстиция. 2001. № 10. С. 21.
  48. Судебная практика как источник прав: Сб. ст. / Под ред. Б.Н. Топорина, Э. Серверэн, К. Гюнтер. М., 2000. С. 160.
  49. Идрисов Т.И. Теоретические проблемы воздействия международного права на российскую правовую систему: - Волгоград, 2001. С. 6.
  50. Толстик В.А. Общепризнанные принципы и нормы международного права в правовой системе России // Журнал российского права. 2000. № 8. С. 71.