Материалы для студентов→ Курсовая работа /

Качественная стратегия и ее использование

Скачать файл
Добавил: fafnir
Размер: 150.5 KB
Добавлен: 14.02.2015
Просмотров: 2905
Закачек: 6
Формат: doc
Посмотреть документ в хорошем качестве (с картинками, формулами, таблицами)

Оглавление

  • Оглавление
  • Введение
  • Глава 1. Сущность качественного метода
  • История развития качественного метода
  • Сущность и виды качественных стратегий
  • Глава 2. Применение качественных методов в исследовании социальных процессов
  • 2.1. Сферы применения качественных методов
  • 2.2. Общая характеристика качественных методов
  • 2.3. Условный пример исследования социальных явлений с использование качественной стратегии
  • Заключение
  • Список использованной литературы:

Введение

В настоящее время исследование социальных процессов выходит на первое место, так как люди с их взаимосвязи и отношениями играют важнейшую роль в экономическом развитии всего государства, его стабильности. Никакое экономическое или политическое явление нельзя изучать без знания основных социальных процессов и явлений, происходящих в обществе. Поэтому необходимо тщательно изучать протекающие социальные процессы не только с количественной позиции, а также и с качественной для наиболее реального отражения полученных результатов.

В ходе написания работы ставится следующая цель – изучение качественной стратегии и ее использование в исследовании социальных процессов.

Для достижения цели решаются следующие задачи: изучение истории развития качественных методов, рассмотрение сущности и видов качественных методов, рассмотрение общей характеристики качественных методов, а также рассмотрение примера использования качественных стратегий при проведении исследования социальных явлений.

Предмет исследования - социологические исследования.

Объект исследования - качественные методы социологических исследований.

В ходе написания курсовой работы будет использоваться литература, посвященная изучением вопросов использования качественной стратегии учеными социологами.

Глава 1. Сущность качественного метода

  1. История развития качественного метода

Термины "качественные методы исследования" и "качественная социология" сегодня уже прочно вошли в лексикон российских социологических публикаций.

Тезис о теоретической, предметной и методической неодородности социологии важен для нас потому, что возможности любого метода и его роль среди других методов не могут быть правильно поняты вне контекста его возникновения и тех задач, которые он первоначально был призван решать, а также вне понимания процессов "экспансии" этого метода на другие предметные области.

Предельно упрощая, история развития методов эмпирической социологии с момента ее зарождения и до наших дней выглядит следующим образом.

Как известно, основным эмпирическим методом, которым пользовались социологи первого поколения (Ф.Теннис, Э.Дюркгейм, Г.Зиммель и другие) было наблюдение, причем не включенное наблюдение в современном понимании этого слова, а обыденное, или "жизненное" наблюдение, дополнявшееся изучением литературы, общением с коллегами и тд.

Первые попытки использования в социологической работе систематического эмпирического материала относятся к началу XX века. Основными ввдами эмпирических данных в те годы были: письма, дневники, материалы судебных дел, устные истории, позднее - автобиографии, а еще позднее - методы агентурной работы, заимствованные у спецслужб (разновидность включенного наблюдения). Таким образом, первый этап развития социологии с точки зрения используемых методов должен быть охарактеризован как "качественный". Одним из главных направлений эмпирических исследований тех лет было изучение социальных причин преступности, особенно молодежной и подростковой. Позднее, после начала "великой депрессии", фокус интересов сместился в сторону криминальных сфер теневой экономики.

В 20-е годы в США были разработаны и быстро вошли в моду количественные стандартизированные опросы. Для нас важно, что сфера возникновения количественных опросов изначально не имела ничего общего ни с теоретическими трудами отцов-основателей социологии, ни с первыми эмпирическими исследованиями, посвященными генезису личности преступников и некоторым другим изучавшимся в те годы проблемам. Если исследования, в рамках которых осущеста-лялся сбор автобиографий, были научно-поисковыми, то массовые опросы с момента своего возникновения имели в основном не просто прикладной, а коммерческий характер, поскольку были востребованы и финансировались газетами и политическими партиями для решения вполне конкретной практической задачи: замера рейтингов политических деятелей и прогноза результатов выборов. В те же годы были предприняты первые попытки количественного изучения аудитории средств массовой информации и рекламы.

Считается, и не без основания, что новые количественные методы существенно потеснили предшествующую "качественную" традицию, оттянув на себя, в частности, фокус общественного интереса, а вследствие этого - финансовые и иные ресурсы, включая и ресурс доступа к средствам пропаганды своих идей (эффект, свойственный любой моде). Здесь, пожалуй, уместно отметить, что европейские социологические школы, которые могли бы составить альтернативу американским, в то время были раздавлены послевоенным экономическим кризисом и окончательно погибли в огне второй мировой войны, после которой на несколько десятилетий установилась так называемая "эпоха американизма", когда вновь возникавшие европейские школы могли выполнять лишь роль реципиентов американских достижений.

Разработка и внедрение метода массовых опросов явились крупным технологическим достижением, на основе которого в развитых странах сформировалась целая экономическая отрасль, или "индустрия опросов", ставшая неотъемлемым элементом современного общества. Значение и финансовая мощь этой отрасли существенно возросли с тех пор, как на основе массовых опросов стали проводиться регулярные маркетинговые исследования, ставшие более мощным (и более стабильным по сравнению с политикой) источником финансирования.

Система социологического образования, разумеется, не могла остаться в стороне от этих процессов. Методы стандартизованных опросов, включая весь сопутствующий им шлейф методов сбора и обработки данных, стал крупной составной частью системы социологического образования и академической социологии. Результаты стандартизованных опросов естественным образом оказались массивами информации, чрезвычайно удобными для осуществления различных математических операций, в том числе и с помощью ЭВМ. Так родилась математическая социология, имевшая свои несомненные достижения, но очень сильно формализовавшая процесс социологического образования, потеснив в нем собственно гуманитарные направления.

Технология массовых опросов и сопутствующие ей математические методы оказали огромное влияние на социологию в целом, включая все ее отрасли. Это влияние неоспоримо, но неоднозначно. Целостный анализ данной проблемы выходит за рамки нашего рассмотрения. Для наших целей важно лишь установить, где и почему возникла "...растущая неудовлетворенность исследователей поверхностью массовых опросов".

Прежде, чем дать ответ на этот вопрос, необходимо отметить, что если до 50-х годов мы могли упрощенно рассматривать эмпирическую социологию как нечто единое, и выделять в ее развитии "качественный" и "количественный" периоды, то в дальнейшем такое упрощение становится уже неправомерным. В связи с этим необходимо рассмотреть методическую динамику, как минимум, в трех автономных областях: в теоретической социологии, в системе социологического образования и в коммерческих социологических исследованиях.

Развитие теоретической социологии и связанных с ней эмпирических исследований, как уже говорилось, шло автономно от коммерческих, и путь этот оказался извилист.

Идейный конфликт между "количественной" и "качественной" социологией обозначился в конце 60-х годов на волне критики структурного функционализма со стороны возникшей в те годы феноменологической социологии и смежных с ней направлений. В нашей предыдущей книге мы уже писали, что этот конфликт сопровождался сильными идеологическими перехлестами. Сейчас для нас важно отметить, что критика феноменологов имела два аспекта: теоретический и методический, причем критикующие в пылу полемики, по-видимому плохо осознавали, что эти аспекты критики должны были быть направлены на разные объекты.

Исходя из вышеизложенного, следует попытаться определить ту реальную область, применительно к которой критика количественных методов опросов действительно была обоснованной. Такая критика явно не была направлена в адрес организованных по принципу поточного производства коммерческих опросов, которые осуществлялись автономно, имели независимые источники финансирования и успешно решали ставившиеся перед ними практические задачи. Кроме того, как будет показано ниже, качественные методы активно использовались в коммерческих опросах еще в начале 50-х годов, т.е. задолго до возникновения описываемых академических споров.

С другой стороны, объектом методической критики не была и структурно-функциональная социология, которая, как уже говорилось, весьма корректно и с высоким уровнем рефлексии пользовалась всем арсеналом социологических методов, включая и количественные, и качественные опросы. Чтобы не быть голословными, укажем, что нам не известна ни одна публикация, в которой с методической точки зрения критиковались бы результаты количественных опросов, положенные в основу теоретических работ Р.Мертона, П.Лазарсфельда, С.Стауфера и других наиболее известных социологов структурно-функционального направления, проводивших эмпирические исследования. Еще меньше оснований считать объектом методической критики социологию организаций, поскольку в этой области стандартизованные массовые опросы хотя и использовались, но никогда не были доминирующими (исключение составляют различные анкеты и формуляры, распространяемые так называемыми "специалистами по управлению", но их деятельность лишь с большой натяжкой может быть охарактеризована как социологическая). Что же касается третьей из названных нами высокоразвитых теоретико-эмпирических школ, а именно, культур-антропологии, то эта область никогда не страдала от засилия количественных методов, о чем свидетельствует, к примеру, следующее высказывание КЛеви-Стросса:

"Подлинность существования корреляции, даже основанной на впечатляющих статистических данных, зависит в конечном счете от правильности производимого заранее выделения тех явлений, между которыми устанавливаются корреляции, что создает опасность возникновения порочного круга... Статистический метод всегда оказывается эффективным для обнаружения неправильно установленных корреляций".

Итак, если учесть, что растущая неудовлетворенность поверхностью количественных опросов не могла быть адресована ни сфере коммерческих опросов, ни ведущим теоретико-эмпирическим направлениям исследовательской социологии тех лет, остается констатировать, что эта неудовлетворенность вызывалась в первую очередь специфичным освещением методических вопросов в самой университетской среде, т.е. в сфере преподавания социологии, а также в связи с поверхностностью работ, выполнявшихся под непосредственным влиянием рекомендаций учебных курсов по методике социологических исследований.

Охарактеризовав причины сдвига методических ориентации в направлении качественных методов в академической социологии, нам остается определить, какой вклад внесла в этот процесс сфера коммерческих опросов. Вновь следует подчеркнуть, что, хотя обе эти сферы оказывали и оказывают друг на друга определенное, а временами и очень существенное влияние, динамика их развития по всем существенным признакам является автономной. Яркой иллюстрацией этого являются различия в показателях их ресурсной динамики. По сравнению с "золотым веком" западной теоретической социологии 40-60-х годов, к 80-м годам резко упала ее общественная популярность, сократилось число социологических кафедр и численность изучающих социологию студентов, сильно возрос средний возраст преподавателей, сократились ассигнования, сузилась аудитория читателей фундаментальных теоретических трудов. Университетская революция 60-х годов в социологии привела к классической форме отраслевой депрессии. Только в последние годы эта депрессия, возможно, начинает преодолеваться, причем в первую очередь за счет роста удельного веса преподавания предметов, ориентированных на прикладные и коммерческие цели.

Что же касается сферы коммерческих опросов, то за весь послевоенный период она переживала устойчивый рост, опережая по темпам роста экономику в целом и не испытывая никаких признаков депрессии.

Как уже говорилось, в 20-е годы сфера коммерческих исследований создала технологию массовых количественных опросов и распространила ее на всю социологию. Однако в 50-е годы при освоении новой предметной области, а конкретно маркетинговых исследований, именно коммерческая сфера первой почувствовала недостаточность и неадекватность количественного аппарата, причем по чисто прагматическим соображениям. Далее важно отметить, что основным дополняющим методом в этой сфере стали не качественные методы вообще, а именно фокус-группы, а также, хотя и в меньшей степени, - индивидуальные неструктурированные интервью. Все авторы современных монографий по фокус-группам сходятся в том, что в США фокус-группы активно применялись в маркетинговых исследованиях уже с середины 50-х годов, а по мнению некоторых - даже с конца 40-х.

Как могло получиться, что метод группового фокусированного интервью, широко применявшийся на практике, не составлявший особой тайны и описанный во многих публикациях, в том числе и учебных, три десятилетия оставался практически незамеченным, а затем в середине 80-х годов вдруг вошел в моду, перехлестнув по своей популярности все прочие методы вместе взятые? Этот факт трудно объяснить рациональными причинами. Продолжительная "незамеченность" метода, возможно, объяснялась инерционностью системы образования. Одна из очевидных причин внезапной "замеченности" заключалась в том, что к нему проявили интерес социологии-теоретики феноменологической ориентации. Другая, совершенно независимая причина, состояла в том, что ряд исследователей, занимавшихся маркетинговыми фокус-группами и имевших стаж работы в этой области от 20 до 30 лет, примерно в одно и то же время независимо друг от друга написали несколько сильных учебников, которые просто не могли стать незамеченными.

Появление еще одного "качественного" метода было с восторгом встречено теми академическими кругами, которые придерживались качественной ориентации. Эта восторженная встреча была вызвана, по-видимому, двумя причинами: с одной стороны, этот метод соответствовал победившей качественной идеологии, а с другой, отвечал требованиям неафишируемого поворота системы социологического образования в сторону практически ориентированных и коммерческих исследований.

Однако описанные выше рациональные причины выглядят явно недостаточными для объяснения того громадного идеологического перехлеста, с которым по мировой социологии прокатился фокус-групповой "бум". В странах США и Западной Европы нашлись университеты и спонсоры, направляющие своих миссионеров для обучения других народов этому прогрессивному методу (побывали они и в России: имеется в виду организация ROSCON и некоторые другие). Удивляет, конечно, то, что, по крайней мере в России, эти миссионеры не столько разъясняли принципы проведения маркетинговых фокус-групп, сколько проповедовали идеи социального партнерства и мира, средством для достижения которых они считали фокус-группы, проводимые не профессиональными модераторами, а непосредственно лидерами соответствующих организаций: профсоюзов, предприятий, местных властей и тд. (утопизм этих идей в чем-то перекликается с идеями Я.Морено, который стремился к достижению сходных целей с помощью социометрии и психодрамы).

Далее, хотя биографический метод, включенное наблюдение, дневники и личные документы, устные истории, различные виды индивидуальных неструктурированных интервью, а также фокус-группы обладают определенными общими свойствами, позволяющими объединить их в категорию "качественных методов", не следует забывать не только о существенной разнородности этих методов, но и об их "привязке" к различным проблемным областям. В частности, можно смело утверждать, что биографический метод никогда не найдет широкого применения в маркетинговых исследованиях. С другой стороны, биографический метод незаменим при изучении долгосрочных социальных сдвигов и ряда других проблем, где фокус-группы, неизбежно концентрирующиеся на весьма узкой проблеме обсуждения, вряд ли станут доминирующим инструментом исследования. В исследованиях организаций, преступных группировок, теневой экономики и ряда Других проблемных областей, как нам кажется, фокус-группы никогда не станут главным инструментом исследования, в частности потому, что в этих областях не всегда могут быть вычленены так называемые популяционные группы - необходимое условие проведения группового интервью.

Сохраняется и, с нашей точки зрения, сохранится в будущем существенное различие в балансе качественных методов, используемых в академических и коммерческих исследованиях. В академических исследованиях, вообще говоря, используется весь арсенал количественных методик, и фокус-группы никоим образом не являются доминирующими. Значительные усилия, предпринятые во времена фокус-группового "бума", по распространению этого метода за пределы его традиционного использования имели весьма ограниченный успех. Правда, надо сказать, что в сфере социологического образования практика проведения групповых дискуссий, пусть даже по некоторой условной и учебной проблематике, является эффективным средством обучения.

В сфере коммерческих исследований "индустрия опросов" раскололась в настоящее время на две крупные подотрасли:

количественную и качественную. В качественной доминируют фокус-групповые исследования, которые ведутся с очень большим, все возрастающим размахом. Используются в этой подотрасли и индивидуальные глубокие интервью. Прочие качественные методы в коммерческих исследованиях практически не используются.1

  1. Сущность и виды качественных стратегий

Использование качественных методов является приоритетным, если в центре внимания исследователя находится изучение своеобразия отдельного социального объекта, исследование общей картины события или случая в единстве его составляющих, взаимодействие объективных и субъективных факторов. Качественные исследования позволяют также изучать новые явления или процессы, не имеющие массового распространения, особенно в условиях резких социальных изменений.

Общий фокус качественного исследования концентрирует внимание на частном, особенном в описании целостной картины социальных практик.

Многообразие тактик, применяемых в настоящее время в области качественной социологии, в целом можно свести к следующим наиболее распространенным: кейс-стади, этнографические исследования, устная история, история жизни, история семьи, grounded theory.

Исследование отдельной общности,— кейс-стади (case study) —традиционное поле изучения уникального объекта в совокупности его взаимосвязей. Обычно объектом анализа является один случай. При сравнении его с другими их число не должно превышать трех-четырех случаев. В дневнике наблюдений детально регистрируются как обычные (повседневные) так и экстремальные ситуации в жизнедеятельности объекта наблюдения по временным единицам (часы, дни, недели). Все факты, комментарии, идеи обсуждаются в группе исследователей.

Этнографические исследования как правило имеют описательный характер и представляют собой многосторонний анализ каждодневной практики определенной общности с точки зрения ее культуры (нормы, ценности, язык, мифы), отличающейся по стилю и образцам поведения от культуры основной массы населения. Источниками информации в этнографическом исследовании могут быть письма, личные документы, фотографии, образцы фольклора, а также групповые интервью.

Исторические исследования, или устная история, обычно описывают субъективный опыт переживания определенных исторических событий. Интерес социолога может быть направлен на изучение локальных или общезначимых исторических событий (история движений, организаций; населенного пункта). Обычные источники информации: мемуары, дневники, письма, интервью и, конечно, имеющиеся официальные исторические свидетельства.

История семьи. Это направление изучает взаимодействие семьи и общества на протяжении поколений. Семья рассматривается как относительно устойчивая малая группа, взятая в исторической перспективе, которая в каждом поколении членится и перестраивается, что не исключает ее "непрерывности" как социального феномена. Анализируются процессы социальной и территориальной мобильности членов семьи, преемственности или изменения социального статуса семьи от поколения к поколению, передачи "культурного капитала" или трансформации ценностей Источниками информации здесь служат семейные архивы, глубинные интервью с представителями разных поколений, генеалогические графы.

История жизни, человека от детства к взрослению и старению является, пожалуй, одним из самых распространенных направлений в качественной социологии. Метод получения информации — биографическое интервью представляет собой жизненное повествование как своего рода "сценическое представление" о себе и своей жизни. Интерес исследователя может быть направлен на сам способ построения рассказа о жизни, путь "конструирования" биографии для выявления социальной идентификации респондента (важны приемы "построения" идентичностей, изменения идентификаций). Источники информации в этом случае — совокупность биографических интервью (как основная база), а также официальные и личные документы, социальная статистика, архивы, данные опросов общественного мнения, описывающие социальный контекст коллективной практики.

Групповая дискуссия, или метод "фокус-группы", — способ выявить различие в понимании некоторой проблемы, события, явлений жизни определенными группами людей. Метод групповых дискуссий широко используется в прикладных маркетинговых исследованиях, при изучении покупательского спроса, реакций на рекламу, отношения к политическим деятелям и т. п. Данный метод в некотором смысле комбинирует количественный и качественный подходы, так как группы должны заведомо репрезентировать некоторую общность. Дискуссию ведет модератор, т. е. сам исследователь или сотрудник исследовательского коллектива. Он предлагает тему (о чем приглашенные для дискуссии заведомо оповещены) и стимулирует участников к спору, высказыванию своих мнений, отличных от уже предложенных. Вопросы модератора тщательно обдумываются и следуют программным целям. Вместе с тем модератор изобретательно направляет дискуссию, а ее содержание, как и поведение участников, подлежат качественному анализу и в смысле аргументации, и с точки зрения лексики, интонаций, короче — всех доступных свидетельств, которые позволяют проникнуть в смысл высказываний, именно тот смысл, какой вкладывают в суждения сами участники действия. Исследователь фокусирует внимание и на предмете обсуждения, и на конкретной группе представителей какой-то особой общности (социального слоя; профессии; группы, поддерживающей некоторое общественное движение; фанатов "поп-звезды"; потенциальных покупателей конкретного товара и т. д.)

Тактики качественного анализа:

• Если в фокусе интереса прежде всего проблемы уникальности объекта и выяснение скрытых пружин его функционирования — он выбирает тактику кейс-стадии. В этом случае результаты исследования сугубо практические и носят характер советов или рекомендаций относительно данного сообщества.

• Если цель изучения в первую очередь — новое знание о культуре определенного общества, то он использует тактику детального описания форм поведения и языка — этнографическое исследование.

• Если же исследование направлено на выяснение субъективной стороны исторического события и его последствий для участников или очевидцев, то выбирается тактика устной истории, где первоочередной задачей является проверка степени правдивости воспоминаний при сопоставлении их с другими источниками информации.

• В случае интереса к ретроспективе социальных процессов и механизмам передачи культурного капитала от поколения к поколению, он обращается к тактике истории семьи.

• Если же интересна прежде всего индивидуальная жизнь и отражение в ней социально-культурных норм, соотношение социального и индивидуального, то социолог применяет тактику истории жизни.

Общими свойствами исследования можно считать:

а) ориентацию на длительный непосредственный контакт исследователя с данным социальным феноменом;

б) познание объекта в первую очередь с помощью изучения неструктурированных текстов как живых образцов устной или письменной речи, содержащей информацию о субъективных смыслах непосредственного человеческого взаимодействия;

в) использование нескольких разноплановых источников информации об объекте и разных методов;

г) всестороннее описание и интерпретация состояния социального феномена в совокупности всех характеристик.

Многообразие техник качественного исследования отличает этот подход от количественного. Исследователь волен изобретать способ действия и собственную стратегию, подходящую для его исследовательской ситуации. Вместе с этим, как и в жесткоструктурированном системном подходе, он должен следовать определенным канонам научного поиска, концептуализировать свои наблюдения и интерпретацию в понятиях теории,

обосновывать аргументы, опираясь на достоверные данные (тексты, наблюдения, имеющиеся документы, данные других исследователей).

"Качественное" исследование по объекту интереса — повседневная практика людей — как бы напоминает работу журналиста. Но только социолог-профессионал достаточно подготовлен для того, чтобы концептуализировать живую реальность в понятиях теоретического знания, поэтому и в процедуре исследования он обязан следовать определенной логике и придерживаться правил научного подхода.2

Глава 2. Применение качественных методов в исследовании социальных процессов

2.1. Сферы применения качественных методов

В сферу применения качественных методов входят следующие:

1)    Получение реальной картины мнений, что используется, в частности, для корректировки вопросов анкеты количественного социологического исследования;

2)    Тестирование материалов для рекламной или политической кампании (листовок, плакатов, аудио- и видеороликов, статей, программных положений);

3)    Диагностика восприятия имиджа, фирменного, поведенческого стиля и выработка путей его улучшения;

4)    Диагностика социальных групп с целью выявления механизмов влияния на их поведение.

Соответственно, использование качественных методов удешевляет как сам процесс исследований, так и процесс проведения политической или рекламной кампании, позволяя избежать лишних шагов и использовать наиболее эффективные методы воздействия, позволяет более точно изучит основные аспекты социальной жизни, благодаря своему многообразию видов данного метода.

2.2. Общая характеристика качественных методов

В социологической практике под качественными данными понимают данные, которые выражаются нечисловым способом. Их носителями могут быть рисунки, фотографии, видеоматериалы, различного рода символы и знаки, вещи, предметы и пр. Но чаще всего они представлены в виде вербальной информации - текста или речи. От количественных данных качественные отличаются тем, что содержание последних несет в себе смысл, непосредственно характеризующий самого их носителя, в то время как количественные указывают на масштаб, объем, интенсивность характеристик изучаемого явления. Качественные данные позволяют раскрыть значения социального явления, количественные показывают, насколько часто оно случается или насколько интенсивно представлено в социальной реальности. Качественные данные обозначают предмет исследования, количественные - показывают, насколько сильно он проявлен в объекте. Продолжая такого рода рассуждения, можно сделать вывод, что одни данные в большей степени ориентированы на создание суждения о социальном явлении, другие - на оценку значимости или тестирование этого суждения. Эти различия в природе двух типов данных привели к тому, что так называемые качественные исследования (исследования, основанные на сборе и анализе качественных данных) стали связывать в большей степени с этапом генерирования или построения теории, а количественные исследования - с ее верификацией.

Качественные методы дают возможность выделить мотивационную составляющую восприятия людьми объектов социологического исследования, повышая таким образом информативность выводов и даже серьезно изменяя их.

Можно выделить две основные проблемы социологического исследования, основанного только на анализе статистических данных:

-         большинство опрошенных не задумывается о причинах своих поступков, а в ответ на подобные вопросы приводит рациональные основания;

-         при анализе стандартизированных анкет невозможно определить источники и причины высказанного отношения - мнения, что существенно снижает их информативность и практическую ценность.

Зачастую заказчик, получив пухлую папку с результатами стандартного социологического исследования, не понимает, что ему дальше с этим делать.

Качественные методы направлены на изучение максимально широкого спектра мнений. Раскрытие наиболее полной картины ситуации является одним из условий, позволяющих анализировать внутреннюю структуру и взаимосвязи изучаемого явления, а значит - воздействовать на него.

Качественные методы наиболее применимы для решения практических задач по анализу общественного мнения в сфере средств массовой информации и маркетинга. Они позволяют исследовать глубинные механизмы процесса влияния массовой коммуникации на индивидуальное сознание и увидеть закономерности восприятия социальной информации. Меняя набор методик, можно задать уровень получаемой информации: от социально обусловленных реакций до их подсознательной мотивации. Можно выделить несколько уровней анализа:

1.      Сознательных факторов, доступных для структурированных опросников;

2.      Личных чувств и языка, для которых требуется «сочувствующее» интервью;

3.      Интуитивных ассоциаций, для выявления которых используются невербальные методы или игры, выявляющие внутренний мир респондентов;

4.      Бессознательных, спонтанных реакций, не подверженных цензуре сознания факторов, поддающихся проективным методам.

Качественные методы можно использовать не только для уточнения внутренней структуры и динамики общественного мнения, но и как вспомогательные при подготовке количественных исследований - например при формировании анкеты (получение спектра ответов, их предварительная кластеризация), или при разработке рабочей гипотезы исследования (выяснение специфических закономерностей восприятия изучаемого феномена и уточнение направлений исследования).

Грамотно проведенное качественное исследование дает возможность четко сформулировать понятный и близкий потребителю (избирателю) образ организации, товара, политика и выбрать наиболее эффективные технологии воздействия на общественное мнение.

2.3. Условный пример исследования социальных явлений с использование качественной стратегии

Рассмотрим пример проведения исследования социальных явлений с использованием качественных стратегий на примере, проводившегося исследования в 2001 году в Томском государственном университете.

Анализ данных российской статистики за 90-е гг. показывает снижение удельного веса женщин по различным отраслям экономики. Это прежде всего коснулось промышленности, сельского хозяйства, строительства, жилищно-коммунального хозяйства. С 1990 по 1995 гг. занятость россиянок сократилась на 7,6 млн человек. Однако за это же время в сфере науки удельный вес женщин практически не изменился. Так, по данным российского статистического ежегодника, удельный вес женщин в общей численности занятых в сфере науки и научного обслуживания в 1980 г. составлял 52%, в 1993 г. - 53%, в 1995 г. - 51%. Более того, если мы обратим внимание на такой известный в области образования и науки центр, как город Томск, то удельный вес женщин в сфере науки и научного обслуживания здесь вырос с 44% в 1990 г. до 48% - в 1995 г. и составил 51% в 1999 г.

В то же время сегодня в научной и научно-популярной литературе встречается оценка положения женщин в науке, как аутсайдеров и маргиналов, занимающих в основном вспомогательные и низкооплачиваемые должности. Особо рассматриваются проблемы феминизации науки, а также горизонтальной (профессионально-отраслевой) и вертикальной (властно-должностной) сегрегации женщин в этой сфере деятельности.

В Пекинской декларации, принятой на четвертой Всемирной конференции по положению женщин в 1995 г., было отмечено, что "женщинам необходимо обеспечить равный доступ к экономическим ресурсам, включая землю, кредиты, науку и технику, профессиональную подготовку, информацию". В последнее время в нашей стране даже стали создаваться общественные организации "Женщины в науке и образовании", которые призваны решать различные практические задачи.

С учетом всего сказанного закономерно возникает вопрос, а каково реальное положение и роль женщин в современной российской науке? Что скрывается за бесстрастными цифрами официальной статистики? В связи с этим основной целью данной статьи является описание и анализ проблемы участия женщин в сфере вузовской науки на основе социологического исследования, проведенного в одном из старейших вузов Сибири - Томском государственном университете. Само исследование состояло из трех этапов, на которых использовались количественные и качественные стратегии, включающие разные методы сбора и анализа информации.

Объективный портрет работников (и женщин и мужчин), занятых в системе вузовской науки (сюда вошли те люди, которые по основному месту работы значились сотрудниками ТГУ), был составлен на основе анализа статистических данных. Весной 1998 г. их было 174 человека, 56% из них составляли женщины и 44% - мужчины. Среди мужчин 41% имели степень кандидата наук, 8% - доктора наук, остальные - без степени. Среди женщин 19% имели кандидатскую степень, 2% - доктора наук, остальные - без степени. Треть работающих женщин (34%) занимали так называемые технические, вспомогательные должности в науке: 15% - лаборантов и техников (1% - среди мужчин), 19% женщин занимали инженерные должности (7% - у мужчин). Но чем выше были должности, тем меньше становилось женщин: например, среди старших научных сотрудников доля мужчин была уже выше (26% - среди мужчин и 19% - среди женщин), среди ведущих научных сотрудников 8% - среди мужчин и 2% - среди женщин, среди главных научных сотрудников не было ни одной женщины (среди мужчин - 5%).

Следующим этапом исследования стало анкетирование, цель которого заключалась в составлении субъективного портрета работников на фоне научной деятельности.

Завершилось исследование проведением весной 1999 и зимой 2000 г. двадцати неформализованных интервью (каждое из которых занимало около часа времени) с женщинами и мужчинами - докторами наук, т. е. с теми, кто добился высокого научного статуса и успеха. Необходимо отметить, что всего в ТГУ работают 186 докторов наук, из которых 140 мужчин (75%) и 46 - женщин (25%).

Статистические данные показали, что в научной сфере женщины заняты преимущественно во вспомогательном секторе, и лишь небольшая часть имеет высокие должности и научные степени.

В литературе описываются три основных подхода, выдвигающих в качестве основной одну из причин, объясняющих роль и положение женщин в науке. С точки зрения первого, биологического, подхода рассматривается проблема различий в умственных способностях мужчин и женщин. Следующий подход выдвигает в качестве главной причину совмещения женщинами семейных и профессиональных ролей. И, наконец, третий подход - феминистский - объясняет роль и положение женщин в науке результатом их дискриминации, влиянием социокультурных традиций и стереотипов.

Насколько же эти подходы нашли подтверждение в полученных нами данных? Начнем с анализа интервью мужчин и женщин - докторов наук.

Биологический подход полностью не нашел подтверждения в мнениях и оценках опрошенных женщин. Такое заключение можно было сделать из ответов на вопрос "Считаете ли Вы, что существуют различия в познавательных, умственных способностях у мужчин и женщин?". Ниже представлены наиболее типичные высказывания:

"Природа все делит поровну, и здесь я не вижу особой связи с полом".

"Женщина даже где-то умнее мужчин, мудрее, что-ли".

"Судя по моим студентам, девушки нисколько мужчинам не уступают. И я нисколько не преувеличиваю, даже подчас и умнее, и сообразительнее, но опять же вся проблема в том, что женщину просто не выгодно брать, оставлять дальше, потому что пойдут семья, дети".

"Мне кажется, что в университете более способными являются девушки на 2/3 в силу того, что они более ответственны, усидчивы, и не пропускают важной информации. Что касается парней, то они надеются на то, что все равно займут определенное место, потому что когда время доходит до распределения, то мальчиков принимают чаще, чем девочек".

Опрошенные же мужчины, наоборот, наиболее часто апеллировали к этой причине, объясняя гендерную асимметрию в научной сфере. "Существует некоторая что-ли разница между мужским и женским способом мышления. Например, скажем, творческие виды работ как-то менее приспособлены для женщин. С другой стороны, где нужно выполнить работу хорошо, четко, аккуратно, там привилегия женщин. Я считаю, что это от природы. Наверное, природа создала всех по-разному".

Второй подход нашел свое подтверждение в результатах анализа ответов как мужчин, так и женщин на вопрос интервью "Почему женщины в науке имеют более низкий статус, должности?".

Почти все женщины - доктора наук отмечали, что было трудно совмещать работу и дом (необходимо заметить, что из 10 только 2 респондентки не замужем).

"Это извечная проблема, потому что женщина всегда находится между двух огней: семьей и работой, и все держится на компромиссе. Женщина всегда разрывается между детьми и работой".

"Противоречие между семьей и работой неразрешимо. Ищешь все время какой-то способ разрешения, но его нет. Он лишь временный".

Какой же выход? "Приходилось все успевать: и дома и на работе, руки до всего доходили".

На вопрос анкеты "Как Вам удается сочетать семейные и профессиональные обязанности?" 65% женщин ответили, что удачно совмещают эти роли, 14% полагали, что семья забирает больше сил и времени. Причем, по данным анкетного опроса, и мужчины и женщины высоко оценили значение работы в своей жизни. Свыше 70% среди тех и других считают, что для ощущения полноты жизни им одинаково необходимы и семья и работа. Работу и карьеру, как основное занятие в своей жизни, рассматривают 12% мужчин и 3% женщин, а 5% среди мужчин и 13% - среди женщин полагают, что семья приносит им большее удовлетворение, чем работа.

В интервью одна из респонденток указала, что заниматься наукой и делать карьеру вообще невозможно, пока дети не подрастут.

"Мужчинам в этом отношении конечно легче. У них больше свободного времени. И, вообще, когда я писала докторскую, у меня на плите что-то варилось, дети бегали и т.д. А если бы на моем месте был мужчина, то он бы сидел на работе и был спокоен: и ребенка ему из школы приведут, и накормят, и голова бы об этом не болела. Поэтому и сила и время экономится ".

Опрошенные мужчины также подчеркивали совмещение профессиональных и семейных ролей как сдерживающий фактор в развитии научной карьеры женщин:

"Женщине, порой, трудностей преодолевать приходится больше, чем мужчине. Она несет двойную нагрузку".

"У нас все-таки быт оказывает на женщин гораздо большее давление, чем на мужчин, потому что мужчина в этом смысле, благодаря подвижничеству женщины, почти освобожден от быта. Поэтому его профессиональный рост, его карьера, я думаю, очевидны".

"Женщины российские освободили мужчин от ведения домашних дел, а мужчинам нужно же чем-то заниматься, вот они и думают".

Некоторые из интервьюируемых женщин отмечали, что далеко не всегда встречали понимание и поддержку в своих научных занятиях со стороны близких и мужа:

"Со стороны мужа было очень много неудовольствия. Ему всегда казалось, что женщине лучше этим не заниматься, а обеспечивать тылы, как, впрочем, везде у нас".

"Честно говоря, несмотря на то, что у меня муж также научный сотрудник, и в общем-то он сам все прекрасно понимал, но я видела, что ему это все очень не нравится, была определенная напряженность. Очень редко, когда мужчина, муж понимает жену, и они вместе помогают друг другу. В большинстве случаев может быть ревность, мужчины хотят, чтобы жена рожала детей и занималась семьей. У меня есть масса примеров, когда я вижу, что одни и те же проблемы, но не все об этом говорят".

"Нет, ему это все не нравилось, он говорил: "Раз уж ты это решила, бери это дело на себя, тяни, никто тебя не заставлял".

"В моей семье я не находила такого понимания и помощи. Кстати, и до сих пор это проблема, которая мне мешает".

Одна женщина, муж которой был сначала против ее научной деятельности, отметила, что "когда я заканчивала докторскую, муж помог мне. Ему, наверное, захотелось, чтобы все быстрее закончилось. Что-то с мужчинами происходит на завершающей стадии, и они начинают помогать. Точно так же было с моей подругой".

Естественно, были и случаи, когда семья и муж поддерживали женщину в ее занятии наукой:

"Оказывали посильную помощь", "муж меня во всем поддерживал, помогал".

Опрошенные же мужчины в ходе интервью ни разу не отметили, что семья и родственники каким-то образом препятствовали развитию их карьеры и занятию наукой. Наоборот, они подчеркивали, что их жены поощряли занятие научной деятельностью и помогали им:

"Моя жена полностью разделяла мои устремления в профессиональном росте, всячески помогая мне справиться с трудностями".

"Для меня семья не была препятствием. Я, наверное, так поставил дело с самого начала. Жена занималась детьми, я - работой, каждый занимался своим делом".

И, наконец, рассмотрим третью причину (влияние стереотипов, норм и ценностей культуры) различного положения и роли мужчин и женщин в науке. Только один мужчина-респондент указал на подобную причину, подчеркнул важность влияния социокультурных традиций и норм, описывая наше общество как маскулинное и патриархальное. "Мужской шовинизм - это явление, существующее в обществе. В целом он препятствует женщине. У нас абсолютно крестьянско-научная субкультура. Ну, в этой деревенской, по сути, патриархальной субкультуре мужчины имеют явное преимущество".

Однако эта причина называлась многими женщинами и по данным анкетного опроса и в ходе интервью:

"Если культура маскулинная, то вырабатывается приниженность женщины, и сама женщина начинает в это верить (что она глупее)".

"Ну, вспомните детство. С первого, второго и приблизительно до десятого класса - лучше успеваемость у девочек. А потом приоритет забирают мальчишки. Почему? Мне кажется, что девушки его сами отдают. Традиция формирует место и положение женщины, что называется от "печки и до порога".

"Несомненно, существует общественное давление. И если Вы женщина, то от Вас будут требовать в два раза больше".

"Существует определенный стереотип, что женщину "не пущать".

"Существует определенная традиция, и не только в науке. Посмотрите, кто в Думе сидит..."

"Я просто считаю, что вся эта иерархия внедряется в наши умы руководящей нами мужской элитой. И внедряется ради более легкой собственной жизни".

Таким образом, почти все интервьюируемые женщины отмечали наличие скрытой дискриминации, которая не столь очевидна и проявляется в стереотипах, нормах и традициях. С фактом явной дискриминации на рабочем месте сталкивались 19% женщин по данным анкетного опроса и лишь одна опрошенная в результате интервью. Причем любопытно то, что эти 19% респонденток работают в коллективах, где преобладают мужчины. Почти все интервьюируемые женщины работают преимущественно в женских коллективах, да и научными руководителями их часто были женщины, а сами респондентки отмечали особую атмосферу, царящую в их коллективах:

"...там все женщины, мы все друг про друга знаем: и про личную и про семейную жизнь. Всем друг с другом делимся".

"Коллектив, в котором я работаю, - женский, и никакой конкуренции между нами не было".

"Здесь все было искренне. Мы обсуждали, понимали друг друга, взаимозаменяли (если ребенок заболел, проблемы со здоровьем). Мы все обсуждали: и научные, и житейские проблемы. В нашей лаборатории практически все женщины защитили кандидатские диссертации, причем очень быстро, имея детей, семью и т. д"

Кстати, данные анкетного опроса также показали значимость коллектива для опрошенных женщин. В ответах на вопрос анкеты "Что наиболее ценно для вас в Вашей работе?", коллектив стоял на третьем месте, после возможности творческого самовыражения и гибкого графика, позволяющего совмещать работу в ТГУ с дополнительной работой.

В ходе интервью почти все женщины, за исключением респондентки, работающей в мужском коллективе, говорили, что их путь в науку был не только полностью "прописан", но и не требовал от них больших усилий.

"Все развивалось само по себе. Ситуация была, ну просто "зеленый свет". У меня все протекало гладко, от меня не требовалось что-то "выгрызать", распихивать всех локтями".

"От меня требовалось очень мало усилий. Все было решено заранее. Свою роль здесь сыграла атмосфера, которая царила вокруг меня. Мне помогали учителя, коллеги по работе".

Одна из всех респонденток, получив повышение по службе, перешла в мужской коллектив, где было все по-другому.

"Но с мужчинами не так. Я по дурости пыталась обсуждать какие-то проблемы, но, во-первых, получала не те ответы, а во-вторых, вижу, что им это не нужно... Поначалу было повышенное внимание. Но, тем не менее, с ними трудно".

Так же опрошенные отмечали, что в мужских коллективах, где работают их друзья и знакомые, царит постоянная конкуренция.

Одна женщина, которая работала и работает в мужском коллективе, отметила, что лично сталкивалась с дискриминацией со стороны мужчин. Все ее ответы на вопросы интервью строились в русле ярко выраженного феминистского подхода. Например, на вопрос "Чем Вы объясните тот факт, что женщины, несмотря на их количественное превосходство, занимают в науке, да и не только в ней, в основном невысокие должности?" был ответ:

"Во-первых, мешает женщине муж, он не дает ей продвигаться, потому что ему интересней, чтобы она была на кухне и с детьми... Мой муж был категорически против: боялся, что семье будет мало времени уделяться. Ему нужно было как-то самому продвигаться, а мужчинам неохота - они очень ленивые, а если женщина чего-то добьется, то они будут чувствовать себя ущербными. А мужчины все очень честолюбивы. Второе, мешает начальник по службе, потому что он тоже не дает продвигаться. Ему надо, чтобы женщина была в обслуге. На любых уровнях мужчины норовят держать женщину в обслуге (секретари, лаборантки, машинистки), т. е. те, кто помогает. И они из этого уровня не хотят их отпускать, потому что женщины хорошо справляются с этой работой, и мужчины стараются их держать для себя, для своих целей. Не хотят пропускать умных женщин, им это очень выгодно. И получается, что женщина как между двух огней: на работе не пропускают, держат в обслуге, и дома муж держит как обслугу, и, попробуй, вырвись из этого круга. Мужчины ту женщину, которая вырывается, хочет продвинуться, начинают топить, давить, не пропускать на высокие должности, потому что они сами хотят всем этим пользоваться. Я с большим трудом продвигалась на должность зав. кафедрой, мне очень трудно было. Мне кажется, что женщине нужно просто огромное усилие приложить, самой что-то организовать новое, иначе никуда не пропустят, хотя до определенного уровня это возможно, но дальше - все".

Несмотря на то, что все интервьюируемые женщины добились высоких ученых степеней и званий, они не считают себя ориентированными на карьеру. Полагают, что в их случае вообще неправомерно говорить о карьере.

"Да ну, какая здесь может быть карьера. Я думаю, что для нашего менталитета этот термин вообще не применим. Конечно, я добилась каких-то результатов, но чтобы назвать это карьерой..."

"Нет, я не думаю, что карьера в науке - главное. Наука - это такая область, к которой нужно подходить с открытым сердцем и душой, искренне любить свое дело".

Многие респондентки отмечали, что для мужчин важнее карьера, так как они более честолюбивы. Интересно, как одна опрошенная описала свою ситуацию, когда ей приходилось по своему желанию уступать место мужчине, чтобы не оскорбить его самолюбие, не понизить его самооценку.

"Я в своей жизни раза 3-4 уступала мужчине. У меня предложение быть заведующей кафедрой было несколько раз. И если я видела, что параллельно со мной претендует мужчина, то я всегда уступала, потому что видела, что для них, если они этого не получат, будет очень тяжело в жизни, а я без этого смогу прожить".

Итак, подведем итоги. Анализ данных интервью позволяет сделать вывод, что опрошенные мужчины и женщины по-разному оценивали значимость причин, объясняющих существующее положение женщин в научной сфере деятельности. Женщины считали в большей степени важной социальную причину (влияние стереотипов, патриархальную культуру общества), а мужчины выдвигали в качестве основных причин две - различие в умственных способностях и совмещение ролей. Таким образом, все мужчины-респонденты подчеркивали биологический аспект объяснения проблемы, а не социальный.

Используемая количественная и качественная стратегия исследования позволила нарисовать не только объективный, но и субъективный портрет женщин в науке. Применяя эти стратегии, мы попытались ответить не только на вопрос "Сколько?" с помощью анализа данных статистики и данных анкетирования, но и на вопрос "Почему?" с помощью метода неформализованного интервью, который дал возможность обратиться к социальному опыту, жизненным повседневным практикам самих опрошенных, их индивидуальному конструированию социальной реальности. На наш взгляд, именно этот опыт, нашедший свое отражение в текстах интервью, в языке самих респондентов, имеет не только научный, но и практический интерес, позволяя глубже понять и осмыслить представления и позиции мужчин и женщин, занятых научной деятельностью.

Заключение

В ходе проделанной работы можно сделать следующие выводы.

В социологической практике под качественными данными понимают данные, которые выражаются нечисловым способом.

Качественные методы социологических исследований - незаменимый инструмент для моделирования политических и рекламных кампаний, широко используемый во всем цивилизованном мире.

Качественные методы наиболее применимы для решения практических задач по анализу общественного мнения в сфере средств массовой информации и маркетинга. Они позволяют исследовать глубинные механизмы процесса влияния массовой коммуникации на индивидуальное сознание и увидеть закономерности восприятия социальной информации. Этим определяется актуальность курсовой работы.

Грамотно проведенное качественное исследование дает возможность четко сформулировать понятный и близкий потребителю (избирателю) образ организации, товара, политика и выбрать наиболее эффективные технологии воздействия на общественное мнение.

Качественное" исследование по объекту интереса — повседневная практика людей — как бы напоминает работу журналиста. Но только социолог-профессионал достаточно подготовлен для того, чтобы концептуализировать живую реальность в понятиях теоретического знания, поэтому и в процедуре исследования он обязан следовать определенной логике и придерживаться правил научного подхода.

Список использованной литературы:

  1. Арефьева Г.С. /Общество как объект социально-философского анализа./Г.С. Арефьева.: М, Издательство «Высшая школа»,1995.
  2. Белановский С.А./ Метод фокус-групп/ С.А. Белановский, М.: Издательство «Магистр», 1996
  3. Бернгард Г. Качественные и количественные методы исследования в социальной работе // Социол. исслед. - 2001. - № 1.
  4. Ковалев Е.М./Качественные методы в полевых социологических исследованиях/Е.М. Ковалев, И.Е. Штейнберг, М., 1999.
  5. Осадчая Г.И. /Социальная сфера общества: Теория и методология социологического анализа. /Г.И. Осадчая М.,1996
  6. Подойницына И.И. /Общество открытых классов: очерки о моделях социальных структур/И.И. Подойницына, Новосибирск,1999.
  7. Полторак В.А. /Социология труда и управления./В.А. Полторак, Киев,1998.
  8. Радаев В.В./Социальная стратификация/В.В. Радаев, О.И. Шкаратан. - М.,1995
  9. Толстова Ю.Н. О системности социологических объектов // Социол. исслед. - 2001. - № 7.
  10. Штомпка П.В.  /Социология социальных изменений./П.В. Штомпка, М.,1996.
  11. Ядов В.А./ Стратегия социологического исследования/ В.А. Ядов, М.: Издательство «Омега-Л», 2007

  1. Белановский С.А./ Метод фокус-групп/ С.А. Белановский, М.: Издательство «Магистр», 1996
  2. Ядов В.А./ Стратегия социологического исследования/ В.А. Ядов, М.: Издательство «Омега-Л», 2007